Нострадамус космоса: к 160-летию Константина Циолковского. Что из предсказаний великого ученого уже сбылось

 
Константин Эдуардович Циолковский – основоположник мировой космонавтики, человек, без которого космические полеты так и остались бы уделом фантастов.
 
 

Статья журнала ВКС, №3 (92) сентябрь 2017

Сегодня кажется вполне привычным, что у землян есть свой дом на околоземной орбите – Международная космическая станция. Огромное сооружение весом более 400 тонн парит в безвоздушном пространстве на высоте 400 километров. 100 лет назад ученый и школьный учитель из Калуги предсказал не только то, что человечество будет летать в космос, но и то, как люди будут жить вне Земли.

Циолковский о невесомости (из книги «Вне Земли»):
 
«Перенесемся опять в ракету и посмотрим, что делают наши друзья.
 
...Все себя чувствовали, как путники, когда экипаж неожиданно остановится. Но он не остановился, а мчался со страшной быстротой; остановилась лишь химическая реакция соединяющихся жидкостей.
 
...Русский выкарабкался, пролетел несколько раз взад и вперед в своем отделении и, наконец, за что-то уцепился; жидкость из ящика тоже повылезла и летала правильными шарами в разных направлениях, пока не прилипла к стенкам ракеты и не расползлась там. Иванов хохотал и вытирался полотенцем.
 
...Оторвавшиеся вещи, вращаясь, бродили из угла в угол, от стены к стене, но все тише и тише. Их тоже укрепили прочно по своим местам… Один за другим влетали наши знакомые в салон: кто боком, кто кверху ногами, хотя каждому казалось, что он расположен правильно, а другие нет, – что он неподвижен, а другие двигаются.
 
...Мы залетели за пределы атмосферы. Ракета нам кажется совершенно неподвижной, но это иллюзия; по заранее рассчитанному плану, который и выполнен автоматически управителем, она должна теперь вращаться вечно вокруг Земли. Ее положение очень устойчиво; она находится на расстоянии тысяч километров от поверхности Земли и движется по окружности с неизменною скоростью, около 7,5 километров в секунду. 
 
Оборот вокруг Земли она должна совершать приблизительно в 1 час 40 минут. Теперь мы подобны Луне, потому что превратились в спутника Земли. Мы никогда не упадем на нее, как не может упасть на Землю Луна; ее центробежная сила уравновешивает притяжение Земли.
 
...Здесь светло, тепло, чисто, хороший воздух... Мы можем почитать, поспать, поесть, побеседовать, можем разойтись по своим каютам… Каюты были освещены и имели индивидуальные удобства. Чтобы двигаться, приходилось отталкиваться от стенок; движение было не совсем ровно; многие стукались о дверные рамы, но от рам же отталкивались и летели дальше; другие ловко пролетали через все двери, ни за одну не задев; лишь у своей каюты схватывались за перегородку и скрывались в своей комнате. 
 
Некоторые затушили электричество и заснули посреди отделения; их медленно, медленно носило из угла в угол, вследствие непроизвольных движений во сне. Даже кровообращение и дыхание имело влияние на их движение и положение. Постелей не было, но боков никто не отлежал...
 
В ракете все было приспособлено для питья и еды. Обычный порядок этого дела здесь был невозможен; обеденный стол не устоит на месте, также и стулья; малейший толчок – и все это завертится и задвижется из угла в угол; ловите, устанавливайте мебель: опять будет то же! Всю утварь, конечно, можно привинтить к стенкам. Но к чему нужен стол, когда посуда не падает никуда? К чему стулья и кресла, когда человек не нуждается в поддержке и не двигается, пока его не толкнут? 
 
К чему кровати, пружинные матрацы, перины и подушки, если везде мягко и без них?.. Разве для иллюзии земной жизни?! Но вы все равно не усидите в ваших креслах, не улежите в ваших кроватях, если вас к ним не привязать! Привязывать приходится и тарелки, и графины, и даже самое кушанье. 
 
Вы положите вилку или ложку на стол, а они подскочат и полетят к соседу: хорошо, если вилка не выколет глаз и острие ножа не ударит по носу! Все должно быть на привязи.
 
...Вместо кресел могут быть легкие держалки для желающих оставаться на одном месте; вместо столов – такие же держалки для сосудов с кушаньем: вроде легкой этажерки со множеством мест, откуда легко извлечь сосуд с едою или питьем и поставить его обратно – с закреплением. 
 
Так это и было устроено в ракете заранее, так как ученые все почти предвидели. Кушанья были закупорены. Полужидкими или жидкими веществами для питания пользовались так: прикрепленным к сосуду насосом накачивали в него немого воздуха...
 
Ножи, вилки и другие орудия должны быть привязаны короткими цепочками к прикрепленной тарелке или к ее подставке».
 
Ученые до сих пор удивляются, откуда человек, никогда не покидавший Землю, знал, как будут вести себя в невесомости разные предметы.
 
Невесомость, по Циолковскому, – это элемент свободы, освобождения от цепей тяготения. Для него понятие невесомости имело не только научный, но и мировоззренческий аспект.
 
Откуда Циолковский знал так много о космосе – тайна. Недаром его называли космическим пророком.
 
 
Циолковский о ракете (из книги «Вне Земли»):
 
«От простой ракеты перешли к сложной... В общем, это было длинное тело, формы наименьшего сопротивления... что-то вроде гигантского веретена. Поперечными перегородками оно разделялось на 20 отделений, каждое из которых было реактивным прибором, то есть в каждом отделении содержался запас взрывчатых веществ, была взрывная камера с самодействующим инжектором, взрывная труба и прочее. Одно среднее отделение не имело реактивного прибора и служило кают-компанией...
 
Газы... во время взрыва... придавали огромную устойчивость ракете. Она не вихляла, как дурно управляемая лодка, а летела стрелой. Но расширенные концы всех труб, выходя наружу сбоку ракеты, все имели почти одно направление и обращены в одну сторону.
 
...Наружная оболочка ракеты состояла из трех слоев.
 
...Наружный представлял очень тугоплавкую, но довольно тонкую металлическую оболочку».
 
Циолковский полагал, что человек сможет преодолеть гравитацию. Мыслитель первым рассчитал формулу движения ракеты. По его формуле космической скорости можно достичь, если взять топлива в четыре раза больше, чем весит сама ракета. Ученый предложил создать «космический поезд», соединив вместе несколько ракет с топливом и одну – для людей.
 
Именно так конструируются современные ракеты. Поезда по Циолковскому – это ступени ракет, а для человека – космический корабль.
 
По формуле Циолковского, выведенной более века назад, современные ракеты преодолевают земное притяжение.
 
Новую науку, которой Циолковский так увлекся, он назвал астронавтикой, в переводе с греческого языка – «плавание в мировом океане». В будущем эта наука станет называться космонавтикой. Однако многие мысли ученого не воспринимались серьезно в те времена.
 
 
«Не могу отказать себе в желании поделиться последней новостью, радостью моей... Недавно я сделал открытие, которое, возможно, сделает уже вас... свидетелями первого заатмосферного путешествия».
Из аудиозаписи К. Э. Циолковского, сделанной 1 мая 1935 года
Циолковский о двигателе на жидком топливе
 
Ученый смело высказывал свои казавшиеся фантастическими идеи и предположения. Так, Циолковский предложил использовать для межпланетного полета двигатель, работающий на жидком топливе.
 
«Представим себе, – писал он, – такой снаряд: металлическая продолговатая камера... Камера имеет большой запас веществ, которые при своем смешении тотчас же образуют взрывчатую массу. Вещества эти, правильно и равномерно взрываясь в определенном для того месте, текут в виде горючих газов по расширяющимся к концу трубам вроде рупора или духового музыкального инструмента… И вырываются наружу... с громадной относительной скоростью».
 
Ракеты, которые открыли человеку космос, летают на жидком топливе, как и предсказывал Циолковский. Мы уже знаем, что это не единственное из сбывшихся пророчеств человека, которого современники называли «сумасшедшим изобретателем».
 
 
Циолковский о Юрии Гагарине
 
За 26 лет до полета первого человека в космос, в 1935 году Циолковский писал:
 
«Я свободно представляю первого человека, преодолевшего земное притяжение и полетевшего в межпланетное пространство... Он русский... По профессии, вероятнее всего, летчик...
 
У него отвага умная, лишенная дешевого безрассудства… Представляю его открытое русское лицо, глаза сокола».
 
 
Циолковский о человеке в открытом космосе (из книги «Вне Земли»):
 
«Полетайте на привязи длиной в километр: полетите, куда хотите, и возвратитесь, когда пожелаете...
 
Мы вам дадим по особому маленькому орудию, в котором вызывают взрыв по желанию, которое действует как ракета и выпускает газы в любом количестве. С помощью его вы можете лететь в любую сторону, значит, и возвратиться когда угодно к вашему дому.
 
...Их снабдили всем необходимым и одного из них замкнули в очень тесную камеру вроде футляра. Для этого сначала отвори-
 
ли внутреннюю половину этого шкафа, потом герметически закрыли ее и быстро вытянули из футляра оставшееся ничтожное количество воздуха, – чтобы не пропала его и капля.. Через минуту-две отворили наружную половину футляра, и балахонщик, оттолкнувшись, вылетел на свободу. Также выпустили и другого».
 
– У Константина Эдуардовича есть рисунки, посвященные выходу в открытое космическое пространство, – говорит командир 52-й экспедиции на МКС Герой России, летчик-космонавт Федор Юрчихин. – Он рисовал и шлюзовую камеру, и все этапы выхода в открытый космос: как человек заходит в шлюзовой, закрывает один люк, далее – разгерметизация, вернее, стравливание давления. 
 
Циолковский видел, как человек выходит в безвоздушное пространство на страховочном фале, видел, какие системы должны быть у скафандра. Его предвидением невозможно не восхищаться.
 
 
Циолковский на орбите Земли
 
Гений Циолковского все-таки сумели оценить при жизни. Он получает письма от совсем еще юных Сергея Королёва и Валентина Глушко. Они просят Константина Эдуардовича выслать его работы, которые трудно достать. Еще бы – тиражи крошечные. Почти все издано на собственные деньги Циолковского, выкроенные из скромного семейного бюджета.
 
Циолковский не увидел, как первая ракета с человеком на борту отправилась навстречу его мечте. Прощаясь с «гражданином Вселенной», как он сам себя называл, люди включили радио, и над похоронной процессией записанный на пленку голос ученого говорил о ракете. Это было его последнее напутствие живущим. До первого полета в космос оставалось чуть более четверти века...
 
На Международной космической станции есть фотографии и книги Константина Циолковского. У космонавтов к этому человеку особое отношение. На эмблеме 52-й экспедиции на МКС – экипажа «Союза МС-04» – отображены некоторые из рисунков Циолковского. 
 
Подобно Леонардо да Винчи, ученый был всесторонне одаренным человеком, и его рисунки – это не только наука, но и искусство, считает командир экспедиции Федор Юрчихин. Еще одна составляющая эмблемы – парусник, уходящий навстречу многолучевой звезде на горизонте на фоне планеты, которую космонавты назвали «Циолковский».
 
***
Йоханн-Дитрих Вернер, генеральный директор Европейского космического агентства (ЕКА):Йоханн-Дитрих Вернер, генеральный директор Европейского космического агентства (ЕКА):
 
– История исследования космоса – это не только история организаций, это история личностей, отдельных людей. Один из таких людей – Константин Циолковский. Это человек, коренным образом повлиявший на историю космических исследований, привнесший свои открытия, разработки. Я надеюсь, что и в будущем появятся ученые и личности подобного масштаба, которые внесут такой же вклад в освоение человечеством космического пространства.
 
Сергей РЯЗАНСКИЙ, Герой России, космонавт-испытатель:Сергей РЯЗАНСКИЙ, Герой России, космонавт-испытатель:
 
– К фантастам – людям, которые могут мыслить нестандартно, глобально и смело, – мы чаще всего относимся снисходительно: ну придумали какую-то ерунду... Наверное, таким фантастом был Циолковский. Он мечтал, думал и, основываясь на своих знаниях, на законах физики, пытался предположить, как будет себя вести человек в космосе и что ему потребуется, чтобы выжить.
 
Среди современных мечтателей, из которых кто-то пишет книги, а кто-то просто высказывает разные гипотезы, наверняка есть такие, кто может предсказать будущее. Я уверен, что это будущее будет хорошим, и в этом будущем предсказателей оценят по достоинству. 
 
С нашей позиции оценить достоверность и правильность подобной гипотезы очень сложно, потому что она не вписывается в наше мировосприятие, как не вписывался в свой век Циолковский с его идеями. Ведь поначалу эти идеи выглядели странно – еще самолетов не было, а он мечтал о космосе!
 

Роман РОМАНЕНКО, Герой России, летчик-космонавт:Роман РОМАНЕНКО, Герой России, летчик-космонавт:

– Циолковский – это историческое явление мирового значения. Благодаря его теоретическим трудам, революционным для своего и даже для нашего времени, человечество шагнуло за пределы земной атмосферы. Несмотря на заслуги других крупных ученых, таких как, например, Герман Оберт, именно работы Циолковского стали прочной основой практической космонавтики.
 
И я считаю вполне закономерным, что именем этого великого ученого назван город вблизи нового российского космодрома Восточный. Этот город, как и идеи Константина Эдуардовича, устремлен ввысь и в будущее.
 
Наверное, есть какая-то вселенская справедливость в том, что все передовое и лучшее в космонавтике носит имя «Циолковский»!
 
Антон ШКАПЛЕРОВ, космонавт-испытатель:Антон ШКАПЛЕРОВ, космонавт-испытатель:
 
–Я неоднократно бывал на родине Циолковского, в музее, и всех призываю посетить его – это прекрасный музей. Этот человек говорил о космосе и полетах задолго до того, как об этом заговорили все. Он смог многое предвидеть и изложить на бумаге, подтвердив своими расчетами. Все, что он говорил о полетах в космос, о невесомости, о космических кораблях, сегодняшних и будущих, – все это сбылось и будет сбываться!
 
Валерий ТОКАРЕВ, летчик, космонавт-испытатель:Валерий ТОКАРЕВ, летчик, космонавт-испытатель:
 
– Мы гордимся тем, что Циолковский наш соотечественник, потому что тогда, когда люди вообще ничего не знали о космосе, да и в авиации мало что понимали, он уже заложил основы будущей ракеты-носителя, уже предсказал, как должны чувствовать себя космонавты. Он создал и обосновал принципиальную концепцию полета в космос и дал расчеты, которыми пользуются до сих пор. 100 лет назад Циолковского еще никто не мог понять, его считали фантастом, а он оказался пророком, гением, видящим сквозь века.
 
Сергей РЫЖИКОВ, космонавт-испытатель:Сергей РЫЖИКОВ, космонавт-испытатель:
 
– Значение этого человека для мировой космонавтики сложно переоценить – это ее основоположник. Для нас Циолковский еще и личный пример беззаветного, бескорыстного служения делу, с полным отрешением от всего внешнего.
 
Для нашего набора имя Циолковского связано еще и с очень памятной датой – как раз когда праздновали 150-летие ученого, 10 лет назад, мы приступили к подготовке.
 
Каким же даром должен обладать человек, чтобы, находясь на Земле, представлять то, что происходит в космосе, – представлять настолько точно, что даже давать правильные советы, которыми люди, летающие в космос, пользуются до сих пор!
 
Михаил КОРНИЕНКО, Герой России, летчик-космонавтМихаил КОРНИЕНКО, Герой России, летчик-космонавт
 
– Циолковский – великий ученый, дававший прогнозы, которые сбылись, сбываются и сбудутся. Да, в свое время он казался фантастом, а сейчас мы видим, что он был прав на 100%: просто человечество должно созреть для совершения дальнейших шагов в космосе. По орбите мы уже налетались, надо двигаться дальше.
 

 

 

Материал подготовила Наталья Бурцева