Марсианский кефир и другие задачи экинапажа «СОЮЗ МС - 04»

 
«Не надо бояться ставить перед собой высокие цели», – говорит космонавт Федор Юрчихин, командир экипажа корабля «Союз МС-04». Мы побеседовали с ним перед стартом, когда он готовился к своему пятому полету.
 
 

Статья журнала ВКС, №2 (91) июнь 2017

Сейчас, когда номер «ВКС» вышел из печати, Юрчихин уже на орбите, исследует серебристые облака,готовит «марсианский»  кефир, проводит ряд других важнейших экспериментов, словом,вносит свою лепту в то,  чтобы однажды человек смог исполнить давнюю мечту и отправиться к дальним планетам.

Федор Юрчихин и Джек Фишер у тренажерного комплекса «Союз» в ЦПК имени Ю. А. Гагарина

Федор Юрчихин и Джек Фишер у тренажерного комплекса «Союз» в ЦПК имени Ю. А. Гагарина

Космический корабль «Союз МС-04» с космонавтом Федором Юрчихиным и астронавтом НАСА Джеком Фишером на борту стартовал с «гагаринской» площадки космодрома Байконур 20 апреля 2017 года в 10 часов 13 минут по московскому времени. Для Джека Фишера это первый космический полет. На месте третьего космонавта установлен 70-килограммовый грузовой контейнер. В космос вместе с Юрчихиным и Фишером отправились молочнокислые бактерии. Юрчихин и Фишер попробуют в многофункциональном лабораторном модуле «Наука» получить кефир в условиях невесомости.

НЕРАССКАЗАННАЯ БАЙКА ПРО ПЯТЫЙ ПОЛЕТ
– Федор Николаевич, скажите, пожалуйста, пятый полет для вас будет особенным? Правильно ли я понимаю, что каждый полет для космонавта уникальный: новая программа, новые задачи, больше опыта?
 
– Уникальными были полеты Юрия Гагарина, Германа Титова, Павла Поповича, Валерия Быковского, Валентины Терешковой, Алексея Леонова... Мой таким не назовешь. Но каждый космический полет, не важно, первый он или десятый, – особенный. И мой полет особенный для меня. Хотя бы потому, что после своего крайнего полета я, если честно, не знал, полечу ли снова. У меня были другие планы, другие мысли...
 
И у моей семьи тоже. Но жизнь внесла свои коррективы. И вот вскоре я, надеюсь, уже в пятый раз буду на орбите. Даже уже придумал байку про свой пятый полет. После возвращения обязательно ее расскажу.
 
Мы с Джеком Фишером стартуем раньше намеченного срока: должны были лететь в мае, а летим в апреле. Усиленно готовимся к полету.
 
Особый интерес для меня сейчас представляет опыт по сокращению экипажа «Союза» и МКС. Это вносит коррективы во всю космическую программу. Экипаж из двух человек отправляли на станцию крайне редко, это были единичные случаи.
 
К сожалению, нам сократили время нахождения на орбите – всего 136 дней.
 
Из-за того, что более полутора месяцев я буду находиться один на российском сегменте, мне пришлось отказаться от ряда экспериментов, часть перенести в таск-лист: очень много служебных задач, которые надо будет выполнить в первую очередь.
 
Безусловно, в программу будут вноситься корректировки уже во время полета. Но экспериментов будет достаточно. 
 
Запланирован выход в открытый космос в новом скафандре «Орлан-МКС». В разработке этого скафандра принимали участие лучшие специалисты НПП «Звезда». Я тоже внес свою скромную лепту: испытывал систему автоматического терморегулирования, которая теперь усовершенствована. Когда разрабатывали специальный крюк на страховочном фале скафандра, я делал наброски, и мои мысли пригодились разработчикам. 
 
Сейчас предстоит испытать всю систему скафандра за бортом МКС. Я многого жду от этих испытаний и вообще от этого полета.
 
В связи с сокращением численности экипажа МКС с шести до пяти человек была существенно скорректирована программа полетов и состав экспедиций. Как утверждают в Роскосмосе, это временная необходимость, которая отпадет, как только
к МКС будет запущен российский модуль «Наука».

Федор Юрчихин и Джек Фишер у космического корабля «Союз МС-04», космодром Байконур

Федор Юрчихин и Джек Фишер у космического корабля «Союз МС-04», космодром Байконур

Наблюдение за Землей с борта МКС

Наблюдение за Землей с борта МКС

Космический корабль «Союз» – вид с борта МКС

Космический корабль «Союз» – вид с борта МКС

«САВИНЫХ ЗАРАЗИЛ МЕНЯ СЕРЕБРИСТЫМИ ОБЛАКАМИ»
– Может быть, выделите какие-то наиболее интересные предстоящие эксперименты?
 
Обязательно продолжу изучение серебристых облаков. В свое время, перед моим вторым полетом, я разговаривал с Виктором Петровичем Савиных, и он просто заразил меня этим явлением. Серебристые облака наблюдали и изучали такие космонавты, как Георгий Гречко, Александр Иванченков, Александр Калери, Павел Виноградов, Олег Котов... Многие космонавты любят их фотографировать.
 
Официальная наука говорит, что эти облака в основном концентрируются в диапазоне 54 градуса северной широты и выше и 54 градуса южной широты и ниже. А мне в прошлом полете удалось зафиксировать серебристые облака на экваторе, то есть их можно наблюдать в абсолютно непредсказуемых местах. И это утверждали многие космонавты, в числе которых Георгий Михайлович Гречко и Виктор Петрович Савиных. Увы, Георгия Михайловича уже нет с нами. Искренние соболезнования родным и близким.
 
К сожалению, изменились сроки эксперимента «Терминатор», данные которого должны помочь разгадке происхождения серебристых облаков, и он начнется позже нашей экспедиции.
 
Жду встречи с экспериментом «Плазменный кристалл», который выполнял в одном из прежних своих полетов. Интересно поучаствовать в совместных российско-американских экспериментах, таких как Fluid Shifts.
 
В 1998 году стартовал российско-германский эксперимент «Плазменный кристалл» по исследованию плазменно-пылевых структур в газоразрядной плазме в условиях микрогравитации. Его основная цель – изучение четвертого физического состояния вещества – плазмы.
КЕФИР ДЛЯ МАРСА – НОВАЯ ЖИЗНЬ НА МКС
– А новые исследования?
 
– Один из новых экспериментов – «Пробиовит». Мы попытаемся произвести кисломолочный продукт в космосе. До сих пор живые микроорганизмы на борт станции попадали в субстанциях, а для данного эксперимента на МКС доставлен порошок – живые организмы в сухой среде.
 
Мы разбавим этот порошок водой, и ученые узнают, как живые организмы приспосабливаются к невесомости. Узнаем, запустится ли процесс закваски в космической воде, получаемой из системы регенерации.
 
Что выйдет в итоге, пока не известно. Этим и интересен любой эксперимент – ты себя чувствуешь оператором, который буквально рождает новую жизнь.
 
С кефиром будем работать в специальном боксе, где создана стерильная среда. В нем мы работаем в перчатках, откуда и название – главбокс. В переводе с английского Glove – перчатка.
 
– Вы сами кефир любите?
 
– Конечно. Я же родился и вырос в Грузии. Для меня кисломолочные продукты – самые любимые. Номер один – мацони, восточный кефир. Еще очень люблю сметану, творог.
 
– Значит, теперь вам предстоит попробовать особенный, космический молочный продукт?
 
– Мы попытаемся произвести кефир, но пробовать его будут на Земле. Кефир получается в пакете, из которого его нельзя будет извлечь. Такая попытка может занести туда микрофлору, а это просто погубит научный результат.
 
Эксперимент «Пробиовит», иначе называемый «Кефир», проводится для получения активного лечебно-профилактического кисломолочного продукта, который в дальнейшем предполагается использовать в качестве штатного пробиотика при осуществлении дальних полетов (Марс, Луна). На МКС пробуют разработать простую и удобную технологию получения пробиотического препарата, обладающего иммуномодулирующими свойствами.

Эксперимент на борту МКС

Эксперимент на борту МКС

Флюид Шифт (Fluid Shifts) – совместный российско-американский биологический эксперимент, направленный на сбор данных об изменениях в организме человека, происходящих под влиянием невесомости и прочих космических факторов. Ученые будут наблюдать изменение внутричерепного давления и давления в сосудах тела. В будущем это поможет обеспечить долговременное пребывание человека в космосе без потери здоровья и физической формы. Подобные знания необходимы в подготовке будущих полетов на Марс.

БУДУЩЕЕ ЗА ЛУНОЙ
– На МКС постоянно проходят эксперименты, связанные с подготовкой к полетам в дальний космос. Считаете ли вы, что каждый полет приближает нас к освоению новых планет?
 
– Безусловно, каждый полет на МКС привносит что-то свое: свою точечку, запятую, слово, фразу в то, что называется опытом космических полетов. Но освоение дальнего космоса связано не столько с этим опытом, сколько с разработкой новых технологий. Ведь мы же говорим о возможности лететь к дальним планетам Солнечной системы на скоростях ну явно не сегодняшнего дня.
 
– Что будет дальше? Как вы думаете: Луна или Марс?
 
– Я считаю, что будущее человечества в космосе – это в первую очередь Луна. Там мы сможем отработать технологии посадки, проживания на другом небесном теле. Луна – достаточно крупное небесное тело, обладающее приличной гравитацией, которая позволит ходить и работать.
 
На ее поверхности можно разместить обсерватории, позволяющие изучать и Землю. А на обратной стороне Луны – изучать звезды, глубины космоса.
 
Что касается Марса, человечество давно мечтает ступить туда. Но давайте посмотрим правде в глаза: сегодня самое крупное тело, которое посажено на поверхность Марса, – это марсоход «Кьюриосити», который весит меньше тонны. Для того чтобы доставить туда человека, потребуется аппарат гораздо сложнее и намного тяжелее. Он ведь должен не только сесть на поверхность Красной планеты, но и взлететь оттуда. Представляете, какие это колоссальные затраты?
 
Мне не интересны проекты и люди, которые рассматривают дорогу в один конец.
 
Сейчас, думается, надо идти по разумному пути. Во‑первых, с помощью передвижных научных лабораторий хорошо изучить погодные условия на Марсе: предвестников бурь, когда начинаются и когда заканчиваются бури.
 
Далее – исследовать планету с помощью роботов. Робототехника сейчас развивается очень быстро, быстрее, чем космические технологии. Первыми на Марсе должны оказаться роботизированные системы, которые будут собирать информацию, обрабатывать и не просто передавать на Землю, а анализировать, может, даже принимать какие-то простые решения.
 
Роботы смогут найти для нас подходящее место под космодром, расчистить его и работать как средства навигации, коммуникации, как метеослужба и так далее. Подготовить плацдарм для первого шага человека на поверхности Марса.
 
СДЕЛАТЬ ШАГ В ДАЛЬНИЙ КОСМОС
– Видите ли вы себя участником такого полета? Ведь для таких задач нужны опытные космонавты. 
 
– Наши возможности все-таки ограничены возрастом и сроком нашей жизни. Я трезво смотрю на вещи. Пройдет не один десяток лет, прежде чем полеты к дальним планетам станут возможными.
 
Я против полета на Марс, если этот полет одноразовый. Человечество более 40 лет не летает на Луну. Допустим, даже если сегодня мы объединим ресурсы всех космических держав и пошлем экспедицию на Марс с тем, чтобы потом – десятилетия или столетия – туда не летать... Зачем вообще нужен такой полет? Дорога на Марс, как, впрочем, и на Луну, должна стать «проторенной», а на это потребуется очень много времени. И очень большие ресурсы.
 
 
Марсоход третьего поколения «Кьюриосити» (англ. Curiosity – любопытство, любознательность) – автономная химическая лаборатория в несколько раз больше и тяжелее предыдущих марсоходов «Спирит» и «Оппортьюнити». Запуск «Кьюриосити» к Марсу состоялся 26 ноября 2011 года, мягкая посадка на поверхность Красной планеты произошла 6 августа 2012 года. Предполагалось, что аппарат прослужит один марсианский год (686 земных суток). Однако он продолжает работать по сей день. 410 человек обеспечивает работу «Кьюриосити» с Земли – 250 ученых и примерно 160 инженеров.

Командир экипажа корабля «Союз МС-04» Федор Юрчихин с журналом «ВКС» перед стартом на Байконуре

Командир экипажа корабля «Союз МС-04» Федор Юрчихин с журналом «ВКС» перед стартом на Байконуре

Основной экипаж космического корабля «Союз МС‑04» – Федор Юрчихин и Джек Фишер – и дублирующий экипаж – Сергей Рязанский и Рэндольф Брезник

Основной экипаж космического корабля «Союз МС‑04» – Федор Юрчихин и Джек Фишер – и дублирующий экипаж – Сергей Рязанский и Рэндольф Брезник

– Как вы думаете, реальны ли перспективы колонизации других планет? Сможет ли человек жить где-то, кроме как на Земле, или это навсегда останется только мечтой?
 
– Лично для меня это фантастика. Пока. В моем представлении колонизация означает свободное освоение нового пространства, возможность свободного проживания человека где-то. Мы могли бы колонизировать только такую планету, где климатические условия похожи на земные, где не требуется ношение скафандров и постоянное нахождение в замкнутом пространстве. Это невозможно на планетах Солнечной системы.
 
– А Международная космическая станция? Не является ли она своеобразным прообразом того, как люди могут жить за пределами Земли?
 
– Я бы не хотел, чтобы люди жили за пределами Земли в таких условиях. Не потому, что условия плохие. Просто они не заменят возможности пройтись босиком по траве, смотреть на солнце сквозь ветви деревьев, видеть таяние снегов и первоцвет, слышать журчание ручья... Уж извините за такую лирику, но это те самые маленькие радости, которых нам очень не хватает на МКС.
 
Одно дело работать на орбите, другое – жить там постоянно... Человек все-таки является частью земной природы, и не понятно, что с ним будет, если навсегда изъять его из родной среды обитания.
 
В действительности МКС – это образец того, как люди разных национальностей, культур и вероисповеданий могут работать вместе и осуществлять замечательные совместные проекты не только на благо своей страны, но на благо всего человечества. Все это замечательный вдохновляющий пример для нашего тревожного времени.
 
– Как вам кажется, какие основные преграды существуют на пути землян к дальним планетам?
 
– До ближайшей звезды надо лететь четыре года со скоростью света – 300 тысяч километров в секунду. А максимальная скорость, которую на сегодняшний день удалось развить аппаратам, созданным на Земле, – 17 километров в секунду. 
 
Главная проблема сейчас, повторюсь, в развитии технологий, которые все-таки не поспевают за космической мечтой. Это касается аккумуляции энергии в малых объемах, новых двигателей, средств защиты космических кораблей и человека, управления гравитацией и многого другого.
 
Сейчас мы стоим буквально на пороге: знания и умения человека еще не позволяют переступить этот порог и сделать шаг в дальний космос. Чтобы этот шаг был сделан, потребуется еще немало усилий, новых знаний и времени.
 
Но давайте вспомним – «Планета есть колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели». И еще – «Ракета для меня только способ, только метод проникновения в глубины космоса, но отнюдь не самоцель… Будет иной способ передвижения в глубину космоса, приму и его... Вся суть – в переселении с Земли и в заселении космоса». В этом году исполняется 160 лет со дня рождения Константина Эдуардовича Циолковского.
 
«Планета есть колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели». И еще – «Ракета для меня только способ, только метод проникновения в глубины космоса, но отнюдь не самоцель… Будет иной способ передвижения в глубину космоса, приму и его... Вся суть – в переселении с Земли и в заселении космоса».
Ракета-носитель «Союз»
Ракета-носитель «Союз»
 
Беседовала: Наталья Бурцева