Проблемы борьбы с ракетами средней и меньшей дальности и некоторые пути их решения

 
В статье рассматриваются проблемы борьбы с современными ракетами средней и меньшей дальности, в том числе возникшие в связи с односторонним выходом США из договора по РСМД, и предлагаются новые концепции и структуры построения и боевого применения группировок ПРО-ПВО на театре военных действий.
 
 


English

Problems of short‐and intermediate range missiles protection and some ways of solving them

The article deals with the problems concerning short- and intermediate range missiles protection, including problems connected with the unilateral withdrawal of the USA from the INF treaty. New concepts and architecture for BMD and AD theatre concentrations are proposed.
Alexander G. LUZAN, Dr. Sci. (Tech.), laureate of the RF State Prize, Lieutenant General, retired, Moscow, Russia, lag2.37@mail.ru
 

Анализ складывающейся в последнее время международной обстановки свидетельствует о ее нестабильности и непредсказуемости, о стремлении к применению рядом стран, в первую очередь США, двойных стандартов во взаимоотношениях и к односторонней трактовке событий в свою пользу.

Президентом США, правительством и американским истеблишментом предпринимаются все меры для сохранения однополярной структуры мироустройства во главе с Америкой, продолжения политики диктата с ее стороны.

И в ответ на это - настойчивые и доказательные предложения современной России по многополярному мироустройству. Тому мироустройству, основы которого были положены лидерами СССР, США и Великобритании на Тегеранской конференции в 1943 году, 75-летие которой и мы почти не отметили, а современные западные политические деятели хотели бы вовсе забыть. Развернулись беспрецедентные нападки американских и западноевропейских СМИ на Россию, причем с размахом, которого не бывало даже в самые напряженные годы холодной войны.

США, по сути, отклонили неоднократные призывы России вести совместную коалиционную борьбу с международным терроризмом, как это было в годы Второй мировой войны против нацизма. Не восприняты предложения России по возможному сокращению стратегических наступательных видов вооружений, по расширению сотрудничества по нераспространению оружия массового поражения и ракетных технологий

Вместо поисков договоренностей, сближения с Россией и сосредоточения совместных усилий на этих вопросах Д. Трамп поднимает тему об одностороннем выходе США из договора по сокращению ракет средней и меньшей дальности (РСМД), бездоказательно обвиняя Россию в его нарушении.

В феврале этого года США официальной нотой в ультимативной форме оповестили Российскую Федерацию об односторонней приостановке этого договора и принятии окончательного решения по нему через шесть месяцев. Однако, не ожидая истечения этого срока, США сразу же после демарша с нотой сняли с себя ограничения в возможности проведения НИОКР по созданию современных типов указанных ракет, их производству и поставки в войска.

Небольшой исторический экскурс

К середине 70-х годов прошлого столетия США развернули в Европе 180 мобильных баллистических ракет средней дальности «Першинг-1» (дальность поражения до 750-900 километров), имеющих достаточно высокую точность.

В ответ СССР в 1976 году начал развертывание комплексов РСД-10 («Пионер») аналогичного назначения с существенно лучшими возможностями по дальности поражения (до 4300 километров, а в последующем – до 5500 километров), но менее точными (отклонение от точки прицеливания – до 500 метров, что компенсировалось мощной боевой частью). Кроме того, одна ракета оснащалась тремя разделяемыми в полете боевыми частями индивидуального наведения на цели, что повышало боевой потенциал комплекса. На вооружение Сухопутных войск начал также поступать мобильный ракетный комплекс «Темп-С» с дальностью стрельбы до 900 километров.

В складывающейся ситуации для сохранения и удержания превосходства в ракетной гонке вооружений США приняли решение о развертывании в Европе высокоточных ракет средней дальности «Першинг-2» с дальностью стрельбы до 1400 километров, но с отклонением попадания в цель всего в 5-10 метров. Пентагон полагал, что высокая точность баллистической ракеты средней дальности (БРСД) «Першинг-2» позволит достичь высокой эффективности комплекса при сравнительно маломощной боевой части.

В связи с тем, что дальности 1400 километров не хватало для нанесения запланированного ущерба потенциалнесущим объектам на требуемую глубину территории Советского Союза, дополнительно было принято решение развернуть вместе с БРСД «Першинг-2» крылатые ракеты наземного базирования (КРНБ) «Томагавк», обладающие большим радиусом действия (до 2500 километров).

Договор по РСМД был подписан генсеком ЦК КПСС М. Горбачевым и президентом США Р. Рейганом в 1987 году и запрещал сторонам иметь баллистические ракеты наземного базирования и крылатые ракеты (КР) с дальностью старта от 500 до 5500 километров.

Всего к моменту подписания договора о ликвидации РСМД в Европе было развернуто 464 КРНБ «Томагавк» и 228 БРСД «Першинг-2». Всего было произведено 384 ракеты «Першинг-2».

В рамках подписанного договора СССР за три года уничтожил 1846 ракетных комплексов, примерно половина из них была произведенными ракетами, которые так и не заступили на боевое дежурство.

США за тот же срок ликвидировали 846 комплексов, что составило лишь 46% от количества ракет, ликвидированных СССР.

При этом если мы физически уничтожали наши ракеты (взрывали их), то в США уничтожение ракет «Першинг-1» и «Першинг-2» осуществлялось статическим прожигом ракетных двигателей на стенде, что сохраняло возможность их быстрого восстановления в боеготовое состояние (менее чем за 48 часов). Ядерные боевые части W85 БРСД «Першинг-2» вообще не уничтожались и были использованы для снаряжения свободнопадающих авиабомб.

Вот почему президент РФ В. Путин на расширенной коллегии Минобороны заявил, что заключение договора по РСМД было шагом вперед по сокращению вооружений и снижению напряженности, но для Советского Союза стало весьма обременительным и фактически односторонним разоружением. «Зачем руководство СССР пошло на этот шаг, одному богу известно», - сказал президент.

В немедленно последовавшей реакции М. Горбачев заявил, что «никакого одностороннего разоружения не было. Согласно договору по РСМД были уничтожены сотни ракет — как советских, так и американских». М. Горбачев также подчеркнул, что все решения по разоружению тщательно прорабатывались с высшим военным руководством СССР. Но это не соответствует реальности. На самом деле М. Горбачева и его консультанта и сподвижника Э. Шеварднадзе (в ту пору – министра иностранных дел) не интересовало, каким способом осуществлялась реализация этого договора, какие типы ракет Советского Союза были включены в этот кабальный договор. Их интересовал лишь сам факт подписания договора и стремление создать себе политический пиар и имидж миротворцев.

Чтобы не быть голословным, достаточно, например, напомнить, что по настоятельной просьбе США в перечень подлежащих уничтожению ракет была включена новейшая, только что завершившая испытания оперативно-тактическая ракета (ОТР) «Ока» (генеральный конструктор – академик С. Непобедимый). Неважно, что «Ока» имела максимальную дальность полета 450 километров и не подходила под параметры договора, что против включения этой ракеты в договор категорически возражало и военное руководство, и руководство ВПК СССР. Эта ракетная система слишком сильно беспокоила Пентагон. Ничего подобного они у себя не имели и не имеют по сей день. А нам понадобилось более двух десятков лет, чтобы воссоздать крайне необходимую ракетную систему подобного типа, получившую название «Искандер-М».

Некоторые аспекты противоракетной обороны на театре военных действий (ТВД) в современных условиях

Реакция Российской Федерации на односторонние действия США по фактическому выходу из договора по РСМД практически свелась к зеркальному ответу на предпринимаемые Америкой действия.

В марте 2019 года президент РФ В. Путин подписал указ о приостановке действия договора по РСМД и в России. В указе определена его мотивация - необходимость принятия безотлагательных мер в связи с нарушением США своих обязательств по договору. Кроме того, президент РФ принял решение больше не инициировать переговоры по этой теме.

Он также заявил, что Россия не приступит первой к развертыванию РСМД различных типов, но в случае необходимости не только немедленно развернет их, но и ответит ударом как по местам дислокации американских ракет, так и по командным пунктам и пунктам управления этими ракетами независимо от мест их дислокации, вплоть до территории США.

Министр обороны С. Шойгу уже заявил о создании в 2019-2020 годах сухопутного варианта комплекса «Калибр» морского базирования, оснащенного крылатой ракетой большой дальности. Он также заявил, что в те же сроки необходимо разработать наземный ракетный комплекс с гиперзвуковой баллистической ракетой повышенной дальности.

Однако указанное вооружение - это активные средства поражения, предназначенные для нанесения ответного или ответно-встречного удара Вооруженными силами РФ при возникновении угрозы безопасности страны.

Но одним из главных зеркальных ответов на действия США с нашей стороны, кроме этого, несомненно, должно стать усиление эффективности воздушно-космической обороны, в первую очередь - обеспечение эффективной борьбы с РСМД различных типов нового поколения.

Не случайно США начали наращивание военного противостояния современной России именно с прекращения действия договора СССР и США по противоракетной обороне (ПРО), с одностороннего выхода из него и развертывания ранее запрещенных договором систем ПРО различного уровня. Это и средства стратегической ПРО на Аляске и в других регионах США, и оснащение более чем 30 кораблей США системой ПВО-ПРО «Иджис», развертывание наземного варианта этой системы («Иджис Эшор») вблизи границ РФ (Румыния, в ближайшее время – Польша), принятие на вооружение тактической системы ПРО ТХААД и развертывание ее за рубежом (Южная Корея, Япония), очередная модернизация ЗРК «Пэтриот» в части расширения боевых возможностей по ПРО («Пэтриот» РАК-3).

Кстати, системы ПРО-ПВО «Иджис» и «Иджис Эшор» оснащены универсальной пусковой установкой Mk-41, с которой может осуществляться запуск как противоракеты типа «Стандарт» СМ-3, так и крылатой ракеты типа «Томагавк».

Наряду с развитием активных средств противостояния требуется новый аспект развития средств нестратегической противоракетной обороны как комплексной системы для эффективной защиты объектов и нейтрализации угроз от ударов РСМД нового поколения
Анализ и здравый смысл подсказывают, что и нам наряду с развитием активных средств противостояния крайне необходим новый аспект развития средств ПРО на ТВД (нестратегической ПРО) как комплексной системы для эффективной защиты всех необходимых объектов и нейтрализации угроз от ударов РСМД нового поколения, на которые вновь начали делать ставку США.

Представляется, что задача ПРО на театре военных действий должна решаться с помощью двух компонент (подзадач) системы: компоненты борьбы с баллистическими ракетами средней дальности и компоненты борьбы с крылатыми ракетами различных видов базирования, в том числе наземного (рис. 1).

Рис. 1

Предложение по двухкомпонентному построению систем ПРО на ТВД обосновано тем, что США еще в 80-е годы прошлого столетия до подписания договора по ликвидации РСМД остановили свой выбор, как уже указывалось, на совместном использовании в составе боевых ударных ракетных группировок (БУРГ) как баллистических, так и крылатых ракет, то есть построении двухкомпонентных ударных группировок. В последующем Пентагоном досконально изучались и отрабатывались формы и способы нанесения ударов крылатыми ракетами морского и воздушного базирования (КРМБ и КРВБ) по различным объектам, в том числе разрабатывалась концепция «быстрого глобального удара». Все эти вопросы были практически проверены в ходе агрессии против Югославии, в Ираке, Ливии и в Сирии и могут быть очень быстро адаптированы к крылатым ракетам наземного базирования.

Понятно, что США могут использовать РСМД как автономно, так и в ходе массированного ракетно-авиационного удара (МРАУ). В связи с этим на ТВД кроме системы ПРО требуется развернуть современную систему ПВО, которая должна функционировать с системой ПРО в едином информационно-управляющем пространстве, то есть на ТВД необходимо создавать современную систему ПРО-ПВО.

В марте 2019 года США фактически подтвердили выбор двухкомпонентного варианта построения перспективной БУРГ, заявив, что КРНБ с дальностью поражения более 1000 километров будут созданы и испытаны к ноябрю, а БРСД с дальностью поражения 3500-5000 километров – к концу текущего года. Это как подтвердило версию необходимости построения двухкомпонентной системы ПРО на ТВД, так и в очередной раз показало двуличность и нечистоплотность политики, проводимой США по отношению к России. Чтобы создать и испытать КРНБ и БРСД нового поколения в такие короткие сроки, нужны достаточно длительные исследования и наработки. США проводили их в нарушение ДРСМД, голословно обвиняя в нарушении договора Россию.

Особенности построения двухкомпонентной ПРО и современной ПВО на ТВД

Борьба с ракетами средней и меньшей дальности, как баллистическими, так и крылатыми - далеко не простая задача.

В настоящее время она усложняется еще и тем, что реанимируемые системы ПРО на ТВД должны отвечать не только современным требованиям и обеспечивать эффективные способы борьбы с БРСМД и КР, но и надежно противостоять воздушно-космическим средствам, гиперзвуковым крылатым ракетам (ГЗКР) и другим средствам воздушно-космического нападения (ВКН) в обозримой перспективе.

В целом разработка и создание подобных систем и средств ПРО на ТВД, тем более с перехватом и неядерным поражением ГЧ БРСД, ВКС, ГЗКР, – процесс намного более сложный и технически рискованный, чем развитие самих средств нападения. Поэтому он под силу только высокоразвитым государствам, обладающим достаточными научными достижениями, современной промышленной базой и технологиями. Не случайно пионерами в создании средств ПРО на ТВД стали США и Советский Союз.

1. Особенности построения компоненты ПРО на ТВД для борьбы с баллистическими ракетами средней и меньшей дальности

БРСД типа американских «Першингов-2» с дальностью старта до 2000 километров, которые размещались в Европе в 80-е годы прошлого столетия и даже приобрели термин «евростратегические», являются крайне сложной целью для средств ПРО-ПВО.

Видимо, и новые средства нападения не станут менее эффективными, при их создании, несомненно, будет использован накопленный разработчиками и фирмами потенциал.

 Сложность борьбы с БРСД обусловлена в первую очередь тем, что они оснащены отделяемой в полете головной частью (ГЧ), имеющей очень малую эффективную отражающую поверхность (ЭОП), летящую с гиперзвуковой скоростью и подходящую к цели под большими углами атаки. Так, ЭОП головной части БРСД «Першинг-2» составляет 0,01-0,015 кв. м, что затрудняет ее обнаружение. Она летит со скоростью 4000-4200 м/с, а углы подлета к цели в угломестной плоскости составляют от 30 до 70-80 градусов.

БРСД, во всяком случае такие, как «Першинг», оснащены ГЧ с ядерным боевым снаряжением. Поэтому необходимо реализовать поражение ядерной ГЧ нападающей ракеты без инициирования подрыва ее боевого снаряжения и выполнить эту задачу «антиракетой» с боевой частью обычного (неядерного) снаряжения.

В связи с этим еще в 1982 году было признано целесообразным возложить функции борьбы с баллистическими ракетами различных классов, в том числе с головными частями БРСД, на зенитные ракетные системы (ЗРС) ряда С-300В, разрабатывать и развивать их как самостоятельное направление для первостепенного решения задач нестратегической ПРО на ТВД и защиты как особо важных стратегических объектов, так и важнейших объектов промышленно-административной структуры (в первую очередь таких, как атомные электростанции, гидротехнические сооружения, химпредприятия и др.).

ЗРС ряда С-300П и их модификации было признано целесообразным ориентировать главным образом на эффективную борьбу с аэродинамическими целями, то есть создавать их как массовые эффективные средства противосамолетной обороны. Было признано также целесообразным унифицировать с указанными системами и ЗРС С-300Ф морского базирования.

 Таким образом, ЗРС семейства С-300В и С-300П как по главному предназначению, так и по конструкторско-техническим решениям не альтернативные, а взаимодополняющие друг друга средства.

Конечно, ЗРС ряда С-300П, как и американские ЗРК «Пэтриот», построенные по схожим схемам, обладают определенными возможностями по борьбе с баллистическими целями, такими как ТБР и ОТБР с дальностью старта менее 1000 километров и неотделяемой ГЧ, но их главная задача – эффективная борьба с аэродинамическими целями, а борьба с «баллистикой» - по остаточному принципу. В связи с этим причислять их к полномасштабным средствам тактической ПРО возможно лишь ограниченно.

Подтверждение тому – результаты боевого применения ЗРК «Пэтриот» в Ираке во время операции «Буря в пустыне». Даже при борьбе со сравнительно устаревшими ОТБР типа «Скад» с дальностью старта 300-500 километров боевая эффективность ЗРК оказалась на уровне 0,22-0,36, а дальность перехвата составила всего 7-15 километров. При этом в ходе боевых действий пришлось использовать как космический эшелон разведки, так и внешние наземные средства системы предупреждения о ракетном нападении для выдачи предварительного целеуказания батареям ЗРК «Пэтриот» и обеспечения захвата на автосопровождение одиночных атакующих БР радиолокационными средствами комплекса.

ЗРС семейства С-300В в производстве и эксплуатации несколько дороже, чем ЗРС семейства С-300П, но эффективная система ПРО на ТВД того стоит. Скорее всего, беда не в стоимости, а в отсутствии профессионализма. Недопустимо две принципиально разные системы обозначать практически одинаковой аббревиатурой (С-300).

 Сегодня серийно выпускается ЗРС С-300В4, которая обеспечивает как противоракетную, так и противовоздушную оборону на театре военных действий и во фронте. Эта система способна поражать все типы аэродинамических целей на дальностях до 380-400 километров, в том числе цели, выполненные по стелс-технологии (минимальная ЭОП поражаемых целей составляет 0,01 кв. м). Кроме того, она обеспечивает борьбу с баллистическими ракетами тактического, оперативно-тактического классов и средней дальности (ТБР, ОТБР и БРСД) при дальности их старта до 2500 километров и скорости полета головных частей до 4500 м/с (то есть гиперзвуковой скорости, более чем 12 Махов, что крайне актуально в настоящее время и в ближайшей перспективе). ЗРС С-300В4 в штатной комплектации обеспечивает одновременный обстрел до 24 аэродинамических целей или 4-8 баллистических ракет (в зависимости от их класса и дальности пуска).

По своим возможностям и боевой эффективности она не имеет равных в мире среди средств ПРО-ПВО наземного базирования, уступая, пожалуй, только новейшей американской системе THAAD, развертываемой в настоящее время на территории США и в некоторых зарубежных странах (Южная Корея, Япония), да и то лишь в возможности поражения целей в заатмосферной области.

Эту систему и необходимо рассматривать как базовую для развертывания ПРО на ТВД. Неслучайно еще в 1980-е годы, когда американцы развернули в Европе БРСД «Першинг-2», в состав подмосковной группировки ПВО (системы С-50) было введено два полка ЗРС С-300В (в модификации С-300В2) для обеспечения защиты прикрываемых объектов от ударов этих ракет, в том числе и ядерных.

Сегодня необходимо говорить о создании единой зенитно-ракетной системы дальнего действия смешанного состава, где задача объединения средств решается на функциональном уровне и в рамках единого информационно-управляющего пространства
 
Но если в то время задачи усиления возможностей группировки решались на организационно-штатном уровне (введение в состав группировки ПВО дополнительных полков необходимой комплектации), то сегодня можно и необходимо говорить о создании единой ЗРС дальнего действия (ЕЗРС ДД) смешанного состава, где задача объединения средств решается на функциональном уровне и в рамках единого информационно-управляющего пространства. Этот вопрос уже освещался автором в печати , но пока не получил должного внимания.

С учетом перспективы требует решения также задача борьбы с ВКС, ГЗКР на больших высотах и в ближнем космосе и увеличение возможностей поражения головных частей БРСМД, то есть существенное увеличение площадей, обороняемых от ударов этих ракет. А это требует разработки и внедрения новых подходов к созданию современных ракет-перехватчиков указанных целей, в том числе выхода в заатмосферную область.

Дело в том, что на высотах 34-36 километров (в так называемой зоне Кармана) практически заканчивается атмосферный слой Земли, и ракеты-перехватчики с аэродинамическим способом управления, успешно действующие в плотных слоях атмосферы, не способны функционировать в заатмосферной области. Требуется переход с аэродинамического на газодинамическое управление ракетой (управление вектором тяги ракеты), что технически и технологически реализовать весьма сложно. Практически весь задел по существующим в мире ЗУР ориентирован на аэродинамические способы управлении.

Не случайно, что на сегодня только Россия и США (ЗУР 9М82МВ ЗРС С-300В4 наземного и SM-3 «Стандарт-3» ЗРС «Иджис» морского базирования соответственно) имеют ракеты-перехватчики с газодинамическим способом управления. Но если американская крупногабаритная ЗУР SM-3, обеспечивающая заатмосферный перехват баллистических целей, выпускается серийно и уже начинает представлять угрозу нашим стратегическим ядерным силам, то ЗУР 9М82МВ, обеспечивающая заатмосферный перехват, после успешных конструкторско-заводских испытаний пока не введена нашим Минобороны в состав ЗРС С-300В4.

США, понимая, что ракеты ЗРК «Пэтриот» по характеристикам невозможно довести до уровня гиперзвукового заатмосферного перехватчика, ограничили ее модернизацию на уровне РАС-3, а функции ПРО на ТВД возложили на ЗРС наземного базирования THAAD. Возможно, поэтому американцы в свое время и закупили у нас боевые средства системы С-300В: чтобы позаимствовать наши конкурентоспособные технические решения при разработке собственной новейшей ЗРС. Использовать собственный технической задел, скажем, из ЗРС морского базирования «Иджис» с ракетой-перехватчиком «Стандарт-3», не представилось возможным, так как эта крупногабаритная ракета на подвижные наземные средства не размещается.

В отличие от США мы имеем необходимый научно-технический задел. Поэтому, отбросив амбиции и руководствуясь здравым смыслом, уже сейчас можно создать отвечающую современным требованиям и не имеющую равных в мире действительно единую (для ПВО ВКО и войск ПВО СВ) ЗРС ПРО-ПВО модульного построения на базе ЗРС дальнего действия С-300В4 и С-300ПМУ2 (в перспективе – С-400), которые не конкурировали бы между собой, а дополняли друг друга, и ввести в состав этой системы ракету заатмосферного перехвата типа 9М82МВ (рис. 2).

Рис. 2.

Это позволило бы существенно сократить сроки поставки перспективного зенитного вооружения в Вооруженные силы, значительно снизить затраты на его создание и закупки и обеспечить конкурентоспособность наших средств на мировом рынке.

2. Особенности построения компоненты ПРО на ТВД для борьбы с крылатыми ракетами различного базирования

При решении задач эффективной борьбы с дальнобойными крылатыми ракетами определяющим фактором является использование ими предельно малых высот полета в боевых зонах и непосредственно при атаке цели, что существенно усложняет борьбу с ними средствами ПВО.

Любые средства воздушного нападения (СВН) могут быть обнаружены средствами ПВО только в пределах радиогоризонта. При высоте антенных систем РЛС средств ПВО порядка двух-трех метров (штатная компоновка) и высоте полета крылатых ракет 15 метров (в условиях среднепересеченной местности полет КР на более низких высотах практически невозможен) дальность радиогоризонта при нулевых углах закрытия составляет 17-24 километра. Тогда (с учетом времени реакции ЗРС) дальняя граница зоны их поражения не может превышать 15-20 километров, что недостаточно для обеспечения эффективной борьбы с нарядом КР. Расширить радиогоризонт возможно за счет применения в средствах ПВО высокоподнятых антенных систем. Так, подъем антенной системы ЗРС на высоту 24 метра позволяет увеличить дальность радиогоризонта до 35-37 километров и расширить тем самым зону поражения на 40% и более.

Рис.3

На сегодняшний день высокоподнятые антенные системы имеют только ЗРС средней дальности «Бук-М2» и ЗРС дальнего действия семейства С-300П (ЗРС С-300ПМ2 «Фаворит), которые и могут рассматриваться как основные средства для борьбы с дальнобойными КР. Сравнительные исследования показали, что предпочтение должно быть отдано ЗРС СД «Бук-М2», стрельбовый комплекс которой при полете КР на высоте 15 метров обеспечивает ее поражение на дальности 30-35  километров. Это достигается за счет введения в состав ЗРС «Бук-М2» радиолокатора подсвета и наведения (РПН), антенные системы и приемо-передающие устройства которого размещены на мобильном телескопическом подъемно-поворотном устройстве, поднимающем их на высоту более 22 метров в течение двух минут.

Предпочтение ЗРС «Бук-М2» отдано потому, что дальность поражения КР на предельно малой высоте этой системой всего на 6% меньше, чем у ЗРС С-300ПМ2, но время развертывания вышек для подъема антенных систем в ЗРС С-300ПМ2 почти в 20 раза больше, а их стоимость – в 7,8 раза выше, чем у телескопических подъемно-поворотных устройств ЗРС «Бук-М2».

 Вероятность поражения крылатой ракеты одной ЗУР в системе «Бук-М2» не ниже, чем у ЗРС семейства С-300П, хотя у последней используется более тяжелая и более дорогая ракета. Это достигается за счет более точного наведения ЗУР в ЗРС «Бук-М2», а также реализации в этом комплексе режима распознавания (автоматического определения) типа цели и адаптации боевого снаряжения ЗУР для максимально эффективного поражения распознанной цели. Этот же режим позволяет сократить средний расход ракет на одну сбитую цель.

ЗРС средней дальности «Бук-М2», организационно представляющий собой зенитный ракетный дивизион (зрдн), за пролет зоны поражения способен поразить до 24-36 крылатых ракет, что обеспечивает нейтрализацию ожидаемых масштабов налета КР по прикрываемому объекту.

Эти вопросы также уже рассматривались в печати , но никакой реакции на них не последовало. Вместо этого появляется информация о ЗРК С-350, совершенно не способной решать эти задачи, да и, по всей видимости, маловостребованной.

А вот борьбу с современными аэродинамическими целями различных типов, действующими во всем диапазоне высот от предельно малых до стратосферы включительно, наиболее эффективно обеспечивает ЗРС дальнего действия семейства С-300П. По критерию «эффективность – стоимость» ЗРС этого семейства С-300ПМ2 и тем более С-400 не имеют аналогов в мире, в связи с чем они должны быть главными при построении компоненты ПВО, обеспечивающей борьбу с аэродинамическими целями.

Некоторые выводы

Реакция Российской Федерации на односторонние действия США по выходу из договора по РСМД предполагает зеркальный ответ на предпринимаемые Америкой действия и должна включать в состав мер противодействия не только развитие активных средств поражения, предназначенных для нанесения ответного или ответно-встречного удара, но и усиление эффективности воздушно-космической обороны, в первую очередь - обеспечение эффективной борьбы с РСМД различных типов нового поколения путем создания или совершенствования систем ПРО-ПВО на театрах военных действий.

 Система ПРО-ПВО на ТВД должна быть двухкомпонентной и включать в свой состав компоненту борьбы с баллистическими ракетами средней и меньшей дальности и компоненту борьбы с крылатыми ракетами различных видов базирования, в том числе наземного. Она должна также обеспечивать высокоэффективную борьбу с аэродинамическими средствами, действуя в едином информационно-управляющем пространстве.

 С минимальными материальными затратами такую систему можно создать на базе единой ЗРС дальнего действия, включающей в свой состав ЗРС семейства С-300В и С-300П, а также ЗРС средней дальности «Бук-М2», имеющей в своем составе радиолокационные средства с высокоподнимаемыми антеннами.

Проблемы структуры, состава, построения и боевого применения перспективной системы ПРО-ПВО на ТВД не только весьма значимы и актуальны, но и требуют глубокого научного исследования.

 Вне всякого сомнения, для качественного решения этих проблем должна быть привлечена военная наука. Широкое привлечение военной науки (как НИИ, так и академической) позволило бы принципиально по-новому рассмотреть эти проблемы и не только обеспечить безопасность Отечества, но и сохранить наше превосходство в указанных высокотехнологичных областях на мировом рынке вооружений.

Литература:

1.  Лузан А.Г. ПВО в четвертом поколении. Современные технологии диктуют новую стратегию // Военно-промышленный курьер. 2017. № 6 (13 февраля), № 7 (20 февраля).

2.  Лузан А.Г. «Томагавки» бьют по Сирии. Полезные уроки // Воздушно-космическая сфера. 2017. № 2. С. ??-??

 

 © Лузан А.Г., 2019

История статьи:

Поступила в редакцию: 12.04.2019

Принята к публикации: 07.05.2019

Модератор: Дмитрюк С.В.

Конфликт интересов: отсутствует

Для цитирования:

Лузан А.Г. Проблемы борьбы с ракетами средней и меньшей дальности и некоторые пути их решения // Воздушно-космическая сфера. 2019. №2. С. 98-108.

 

ранее опубликовано

все статьи и новости