Гиперзвуковые летательные аппараты: реальна ли опасность

 
Идея создания гиперзвукового ударного оружия как средства внезапного воздушно-космического нападения давно не давала покоя разработчикам военной техники.
Олег Анцупов , object(Model_Author)#170 (37) { ["_has_many":protected]=> array(2) { ["articles"]=> array(4) { ["model"]=> string(7) "article" ["foreign_key"]=> string(9) "author_id" ["through"]=> NULL ["far_key"]=> string(10) "article_id" } ["images"]=> array(4) { ["model"]=> string(5) "image" ["foreign_key"]=> string(8) "model_id" ["through"]=> NULL ["far_key"]=> string(8) "image_id" } } ["MAX_LEVEL_TO_CASCADE_UPDATE"]=> int(2) ["_cache_mode":protected]=> int(0) ["_images_sort":protected]=> bool(false) ["_has_one":protected]=> array(0) { } ["_belongs_to":protected]=> array(0) { } ["_load_with":protected]=> array(0) { } ["_validation":protected]=> NULL ["_object":protected]=> array(8) { ["id"]=> string(2) "37" ["fio"]=> string(17) "Пётр Ищук" ["on_off"]=> string(1) "1" ["biography"]=> string(1737) "

Дата и место рождения: 12.07.1960 года, посёлок Свитин (Житомирская область).

 

По национальности украинец.

 

Образование и специальность по образованию: высшее, инженер по радиоэлектронике. Закончил Житомирское высшее училище радиоэлектроники ПВО имени Ленинского комсомола в 1982 году.

 

Кандидат технических наук, доцент.

 

Воинское звание: полковник. Прохождение военной службы:

 

С 1982 года проходил службу в составе соединения противоракетной обороны в Московской области.

 

С 12.12.1997 года по 25.11.2002 года – старший научный сотрудник в/ч 03425, г. Москва.

 

С 25.11.2002 года по 09.03.2004 года – начальник лаборатории НИЦ проблем РКО;

 

С 9.03.2004 года по 21.12.2005 года – начальник отдела НИЦ проблем РКО;

 

С 21.12.2005 года по 2009 год – начальник лаборатории в/ч 03425.

 

В настоящее время: старший научный сотрудник НИИЦ (город Москва) ЦНИИ Войск ВКО.

" ["email"]=> string(0) "" ["url"]=> string(0) "" ["biography_preview"]=> string(34) "Пётр Левкович Ищук" ["zvanie"]=> string(0) "" } ["_changed":protected]=> array(0) { } ["_original_values":protected]=> array(8) { ["id"]=> string(2) "37" ["fio"]=> string(17) "Пётр Ищук" ["on_off"]=> string(1) "1" ["biography"]=> string(1737) "

Дата и место рождения: 12.07.1960 года, посёлок Свитин (Житомирская область).

 

По национальности украинец.

 

Образование и специальность по образованию: высшее, инженер по радиоэлектронике. Закончил Житомирское высшее училище радиоэлектроники ПВО имени Ленинского комсомола в 1982 году.

 

Кандидат технических наук, доцент.

 

Воинское звание: полковник. Прохождение военной службы:

 

С 1982 года проходил службу в составе соединения противоракетной обороны в Московской области.

 

С 12.12.1997 года по 25.11.2002 года – старший научный сотрудник в/ч 03425, г. Москва.

 

С 25.11.2002 года по 09.03.2004 года – начальник лаборатории НИЦ проблем РКО;

 

С 9.03.2004 года по 21.12.2005 года – начальник отдела НИЦ проблем РКО;

 

С 21.12.2005 года по 2009 год – начальник лаборатории в/ч 03425.

 

В настоящее время: старший научный сотрудник НИИЦ (город Москва) ЦНИИ Войск ВКО.

" ["email"]=> string(0) "" ["url"]=> string(0) "" ["biography_preview"]=> string(34) "Пётр Левкович Ищук" ["zvanie"]=> string(0) "" } ["_related":protected]=> array(0) { } ["_valid":protected]=> bool(true) ["_loaded":protected]=> bool(true) ["_saved":protected]=> bool(false) ["_sorting":protected]=> NULL ["_foreign_key_suffix":protected]=> string(3) "_id" ["_object_name":protected]=> string(6) "author" ["_object_plural":protected]=> string(7) "authors" ["_table_name":protected]=> string(7) "authors" ["_table_columns":protected]=> array(8) { ["id"]=> array(13) { ["type"]=> string(3) "int" ["min"]=> string(11) "-2147483648" ["max"]=> string(10) "2147483647" ["column_name"]=> string(2) "id" ["column_default"]=> NULL ["data_type"]=> string(3) "int" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(1) ["display"]=> string(2) "11" ["comment"]=> string(26) "идентификатор" ["extra"]=> string(14) "auto_increment" ["key"]=> string(3) "PRI" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } ["fio"]=> array(12) { ["type"]=> string(6) "string" ["column_name"]=> string(3) "fio" ["column_default"]=> string(0) "" ["data_type"]=> string(7) "varchar" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(2) ["character_maximum_length"]=> string(3) "255" ["collation_name"]=> string(15) "utf8_general_ci" ["comment"]=> string(22) "Ф.И.О. автора" ["extra"]=> string(0) "" ["key"]=> string(0) "" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } ["on_off"]=> array(13) { ["type"]=> string(3) "int" ["min"]=> string(4) "-128" ["max"]=> string(3) "127" ["column_name"]=> string(6) "on_off" ["column_default"]=> string(1) "0" ["data_type"]=> string(7) "tinyint" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(3) ["display"]=> string(1) "1" ["comment"]=> string(14) "активен" ["extra"]=> string(0) "" ["key"]=> string(3) "MUL" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } ["biography"]=> array(12) { ["type"]=> string(6) "string" ["character_maximum_length"]=> string(5) "65535" ["column_name"]=> string(9) "biography" ["column_default"]=> NULL ["data_type"]=> string(4) "text" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(4) ["collation_name"]=> string(15) "utf8_general_ci" ["comment"]=> string(18) "биография" ["extra"]=> string(0) "" ["key"]=> string(0) "" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } ["email"]=> array(12) { ["type"]=> string(6) "string" ["column_name"]=> string(5) "email" ["column_default"]=> string(0) "" ["data_type"]=> string(7) "varchar" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(5) ["character_maximum_length"]=> string(3) "255" ["collation_name"]=> string(15) "utf8_general_ci" ["comment"]=> string(6) "e-mail" ["extra"]=> string(0) "" ["key"]=> string(0) "" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } ["url"]=> array(12) { ["type"]=> string(6) "string" ["column_name"]=> string(3) "url" ["column_default"]=> NULL ["data_type"]=> string(7) "varchar" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(6) ["character_maximum_length"]=> string(3) "255" ["collation_name"]=> string(15) "utf8_general_ci" ["comment"]=> string(0) "" ["extra"]=> string(0) "" ["key"]=> string(0) "" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } ["biography_preview"]=> array(12) { ["type"]=> string(6) "string" ["character_maximum_length"]=> string(5) "65535" ["column_name"]=> string(17) "biography_preview" ["column_default"]=> NULL ["data_type"]=> string(4) "text" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(7) ["collation_name"]=> string(15) "utf8_general_ci" ["comment"]=> string(31) "краткое описание" ["extra"]=> string(0) "" ["key"]=> string(0) "" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } ["zvanie"]=> array(12) { ["type"]=> string(6) "string" ["character_maximum_length"]=> string(5) "65535" ["column_name"]=> string(6) "zvanie" ["column_default"]=> NULL ["data_type"]=> string(4) "text" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(8) ["collation_name"]=> string(15) "utf8_general_ci" ["comment"]=> string(0) "" ["extra"]=> string(0) "" ["key"]=> string(0) "" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } } ["_updated_column":protected]=> NULL ["_created_column":protected]=> NULL ["_serialize_columns":protected]=> array(0) { } ["_primary_key":protected]=> string(2) "id" ["_primary_key_value":protected]=> string(2) "37" ["_table_names_plural":protected]=> bool(true) ["_reload_on_wakeup":protected]=> bool(true) ["_db":protected]=> object(Database_MySQL)#31 (6) { ["_connection_id":protected]=> string(40) "d58fd429ab822b08a3be053ffbd70bdb6e935949" ["_identifier":protected]=> string(1) "`" ["last_query"]=> string(79) "SELECT `author`.* FROM `authors` AS `author` WHERE `author`.`id` = '37' LIMIT 1" ["_instance":protected]=> string(7) "default" ["_connection":protected]=> resource(7) of type (mysql link) ["_config":protected]=> array(6) { ["type"]=> string(5) "mysql" ["connection"]=> array(4) { ["hostname"]=> string(12) "62.76.177.13" ["database"]=> string(6) "vesvko" ["persistent"]=> bool(false) ["variables"]=> array(1) { ["time_zone"]=> string(6) "+03:00" } } ["table_prefix"]=> string(0) "" ["charset"]=> string(4) "utf8" ["caching"]=> bool(false) ["profiling"]=> bool(true) } } ["_db_group":protected]=> NULL ["_db_applied":protected]=> array(0) { } ["_db_pending":protected]=> array(0) { } ["_db_reset":protected]=> bool(true) ["_db_builder":protected]=> NULL ["_with_applied":protected]=> array(0) { } ["_cast_data":protected]=> array(0) { } ["_errors_filename":protected]=> string(6) "author" } , Пётр Ищук , object(Model_Author)#172 (37) { ["_has_many":protected]=> array(2) { ["articles"]=> array(4) { ["model"]=> string(7) "article" ["foreign_key"]=> string(9) "author_id" ["through"]=> NULL ["far_key"]=> string(10) "article_id" } ["images"]=> array(4) { ["model"]=> string(5) "image" ["foreign_key"]=> string(8) "model_id" ["through"]=> NULL ["far_key"]=> string(8) "image_id" } } ["MAX_LEVEL_TO_CASCADE_UPDATE"]=> int(2) ["_cache_mode":protected]=> int(0) ["_images_sort":protected]=> bool(false) ["_has_one":protected]=> array(0) { } ["_belongs_to":protected]=> array(0) { } ["_load_with":protected]=> array(0) { } ["_validation":protected]=> NULL ["_object":protected]=> array(8) { ["id"]=> string(2) "38" ["fio"]=> string(21) "Игорь Косяк" ["on_off"]=> string(1) "1" ["biography"]=> string(1351) "

Кандидат военных наук, действительный член Академии инженерных наук имени A. M. Прохорова, лауреат премии Академии инженерных наук имени A. M. Прохорова, профессор Академии военных наук РФ, заместитель начальника отдела НИЦ РКО (город Москва) 4 ЦНИИ Минобороны (2005 – 2007), начальник отдела ОАО «ГСКБ «Алмаз-Антей» имени академика А. А. Расплетина» (2009 – 2011), ученый секретарь Некоммерческого партнерства «Вневедомственный экспертный совет по проблемам Воздушно-космической обороны» (2010–2014).

 

Исполнительный  директор  негосударственной  некоммерческой  организации-ассоциации «Вневедомственный  экспертный  совет по вопросам Воздушно-космической сферы».

" ["email"]=> string(0) "" ["url"]=> string(0) "" ["biography_preview"]=> string(46) "Игорь Владимирович Косяк" ["zvanie"]=> string(0) "" } ["_changed":protected]=> array(0) { } ["_original_values":protected]=> array(8) { ["id"]=> string(2) "38" ["fio"]=> string(21) "Игорь Косяк" ["on_off"]=> string(1) "1" ["biography"]=> string(1351) "

Кандидат военных наук, действительный член Академии инженерных наук имени A. M. Прохорова, лауреат премии Академии инженерных наук имени A. M. Прохорова, профессор Академии военных наук РФ, заместитель начальника отдела НИЦ РКО (город Москва) 4 ЦНИИ Минобороны (2005 – 2007), начальник отдела ОАО «ГСКБ «Алмаз-Антей» имени академика А. А. Расплетина» (2009 – 2011), ученый секретарь Некоммерческого партнерства «Вневедомственный экспертный совет по проблемам Воздушно-космической обороны» (2010–2014).

 

Исполнительный  директор  негосударственной  некоммерческой  организации-ассоциации «Вневедомственный  экспертный  совет по вопросам Воздушно-космической сферы».

" ["email"]=> string(0) "" ["url"]=> string(0) "" ["biography_preview"]=> string(46) "Игорь Владимирович Косяк" ["zvanie"]=> string(0) "" } ["_related":protected]=> array(0) { } ["_valid":protected]=> bool(true) ["_loaded":protected]=> bool(true) ["_saved":protected]=> bool(false) ["_sorting":protected]=> NULL ["_foreign_key_suffix":protected]=> string(3) "_id" ["_object_name":protected]=> string(6) "author" ["_object_plural":protected]=> string(7) "authors" ["_table_name":protected]=> string(7) "authors" ["_table_columns":protected]=> array(8) { ["id"]=> array(13) { ["type"]=> string(3) "int" ["min"]=> string(11) "-2147483648" ["max"]=> string(10) "2147483647" ["column_name"]=> string(2) "id" ["column_default"]=> NULL ["data_type"]=> string(3) "int" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(1) ["display"]=> string(2) "11" ["comment"]=> string(26) "идентификатор" ["extra"]=> string(14) "auto_increment" ["key"]=> string(3) "PRI" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } ["fio"]=> array(12) { ["type"]=> string(6) "string" ["column_name"]=> string(3) "fio" ["column_default"]=> string(0) "" ["data_type"]=> string(7) "varchar" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(2) ["character_maximum_length"]=> string(3) "255" ["collation_name"]=> string(15) "utf8_general_ci" ["comment"]=> string(22) "Ф.И.О. автора" ["extra"]=> string(0) "" ["key"]=> string(0) "" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } ["on_off"]=> array(13) { ["type"]=> string(3) "int" ["min"]=> string(4) "-128" ["max"]=> string(3) "127" ["column_name"]=> string(6) "on_off" ["column_default"]=> string(1) "0" ["data_type"]=> string(7) "tinyint" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(3) ["display"]=> string(1) "1" ["comment"]=> string(14) "активен" ["extra"]=> string(0) "" ["key"]=> string(3) "MUL" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } ["biography"]=> array(12) { ["type"]=> string(6) "string" ["character_maximum_length"]=> string(5) "65535" ["column_name"]=> string(9) "biography" ["column_default"]=> NULL ["data_type"]=> string(4) "text" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(4) ["collation_name"]=> string(15) "utf8_general_ci" ["comment"]=> string(18) "биография" ["extra"]=> string(0) "" ["key"]=> string(0) "" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } ["email"]=> array(12) { ["type"]=> string(6) "string" ["column_name"]=> string(5) "email" ["column_default"]=> string(0) "" ["data_type"]=> string(7) "varchar" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(5) ["character_maximum_length"]=> string(3) "255" ["collation_name"]=> string(15) "utf8_general_ci" ["comment"]=> string(6) "e-mail" ["extra"]=> string(0) "" ["key"]=> string(0) "" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } ["url"]=> array(12) { ["type"]=> string(6) "string" ["column_name"]=> string(3) "url" ["column_default"]=> NULL ["data_type"]=> string(7) "varchar" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(6) ["character_maximum_length"]=> string(3) "255" ["collation_name"]=> string(15) "utf8_general_ci" ["comment"]=> string(0) "" ["extra"]=> string(0) "" ["key"]=> string(0) "" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } ["biography_preview"]=> array(12) { ["type"]=> string(6) "string" ["character_maximum_length"]=> string(5) "65535" ["column_name"]=> string(17) "biography_preview" ["column_default"]=> NULL ["data_type"]=> string(4) "text" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(7) ["collation_name"]=> string(15) "utf8_general_ci" ["comment"]=> string(31) "краткое описание" ["extra"]=> string(0) "" ["key"]=> string(0) "" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } ["zvanie"]=> array(12) { ["type"]=> string(6) "string" ["character_maximum_length"]=> string(5) "65535" ["column_name"]=> string(6) "zvanie" ["column_default"]=> NULL ["data_type"]=> string(4) "text" ["is_nullable"]=> bool(false) ["ordinal_position"]=> int(8) ["collation_name"]=> string(15) "utf8_general_ci" ["comment"]=> string(0) "" ["extra"]=> string(0) "" ["key"]=> string(0) "" ["privileges"]=> string(31) "select,insert,update,references" } } ["_updated_column":protected]=> NULL ["_created_column":protected]=> NULL ["_serialize_columns":protected]=> array(0) { } ["_primary_key":protected]=> string(2) "id" ["_primary_key_value":protected]=> string(2) "38" ["_table_names_plural":protected]=> bool(true) ["_reload_on_wakeup":protected]=> bool(true) ["_db":protected]=> object(Database_MySQL)#31 (6) { ["_connection_id":protected]=> string(40) "d58fd429ab822b08a3be053ffbd70bdb6e935949" ["_identifier":protected]=> string(1) "`" ["last_query"]=> string(79) "SELECT `author`.* FROM `authors` AS `author` WHERE `author`.`id` = '38' LIMIT 1" ["_instance":protected]=> string(7) "default" ["_connection":protected]=> resource(7) of type (mysql link) ["_config":protected]=> array(6) { ["type"]=> string(5) "mysql" ["connection"]=> array(4) { ["hostname"]=> string(12) "62.76.177.13" ["database"]=> string(6) "vesvko" ["persistent"]=> bool(false) ["variables"]=> array(1) { ["time_zone"]=> string(6) "+03:00" } } ["table_prefix"]=> string(0) "" ["charset"]=> string(4) "utf8" ["caching"]=> bool(false) ["profiling"]=> bool(true) } } ["_db_group":protected]=> NULL ["_db_applied":protected]=> array(0) { } ["_db_pending":protected]=> array(0) { } ["_db_reset":protected]=> bool(true) ["_db_builder":protected]=> NULL ["_with_applied":protected]=> array(0) { } ["_cast_data":protected]=> array(0) { } ["_errors_filename":protected]=> string(6) "author" } , Игорь Косяк ,
 
 

Статья журнала ВКС, №2 (87) октябрь 2016

Принципы гиперзвукового ударного оружия и основы его боевого применения были разработаны ещё в 1930-е годы в фашистской Германии. Только после перелома в ходе Второй мировой войны, к 1942 году, работы над созданием гиперзвукового «бомбардировщика» были прекращены. Возможно ли возвращение гиперзвукового ударного оружия сегодня?

Чудовище доктора Зенгера
 
В 1933 году доктор Е. Зенгер обосновал возможность создания гиперзвукового летательного аппарата, способного при разгоне до 5900 м/сек выходить в верхние слои атмосферы и при последующем снижении до 10 км, рикошетируя от плотных слоёв атмосферы (как камень от воды), улетать на дальность до 23400 км.
 
Первый гиперзвуковой летательный аппарат был спроектирован в НИИ техники ракетного полёта (г. Трауен, Германия) в 1936 году и получил название «бомбардировщик-антипод».
 
«Чудовище доктора Зенгера» имело вес около 100 тонн в заправленном состоянии, запуск аппарата предполагалось проводить под углом 30 градусов с рельсовых направляющих длиной около трёх км. Полезная нагрузка в этом случае составляла около 0,3 тонны взрывчатки. В случае успешной реализации этого проекта под угрозой ракетных ударов Германии оказывался практически весь земной шар.
 
Концепция мгновенного глобального удара
 
Идея применения гиперзвуковых ракет очень напоминает современную «Концепцию мгновенного глобального удара», которая в последнее время кружит голову многим политикам за рубежом…
 
Попытки создать гиперзвуковые ракеты были возобновлены в мире практически сразу после окончания Второй мировой войны и особенно активизировались в период холодной войны.
 
Большинство разработок в этот период закончились на этапе экспериментальной отработки и демонстрации технологий – конструкционные материалы не выдерживали аэродинамического нагрева на скорости выше 5 М. Управление аппаратом при таких скоростях и перегрузках было невозможно, и высокоточное наведение на цель практически не было достигнуто…
 
Интерес к гиперзвуковому оружию вновь резко возрос после недавнего провозглашения «Концепции мгновенного глобального удара» и создания Командования глобального удара в составе ВВС США. Так, в мае 2003 года Министерство обороны США официально объявило о начале работ над высокоточным неядерным оружием, способным поражать цели в любой точке планеты «за считанные минуты или часы».
 
В соответствии с принятой концепцией в состав ударных вооружений Командования глобального удара, наряду с достаточно хорошо отработанными и эффективными ракетными комплексами стратегического назначения типа «Минитмен-III», «Трайдент-II» и стратегическими крылатыми ракетами большой дальности, в перспективе должны войти гиперзвуковые летательные аппараты с неядерным оснащением.
 
Наиболее перспективные образцы ГЗЛА (гиперзвукового летательного аппарата) разработаны к настоящему времени в США – стране-лидере в этой области. Среди множества проработанных вариантов гиперзвуковых летательных аппаратов на этап экспериментальной отработки в настоящее время вышли три основных типа ГЗЛА:
– гиперзвуковая крылатая ракета (ГЗКР);
– воздушно-космический самолёт (ВКС);
– планирующая головная часть (ПГЧ).
 
Гиперзвуковая крылатая ракета Х‑43 А
 
После безуспешного проведения ряда исследовательских программ по созданию ГЗКР (гиперзвуковых крылатых ракет) к 2004 году основные усилия военно-промышленного комплекса США были сосредоточены на проекте HyStrike.
 
Стандартное требование заключалось в демонстрации крейсерского режима экспериментального ГЗЛА (М=6,5) на высоте 27,4 км и достижении максимальной дальности не более чем за 10 минут полёта. Наибольшие сложности при длительном гиперзвуковом полёте такого аппарата возникали из-за значительного аэродинамического нагрева элементов такой ГЗКР (см. рисунок 1).
 
 
По контракту фирмы Boeing и Aerojet должны были провести 11 испытательных полётов, причём в восьми последних аппарат должен быть оснащён работающим двигателем. Фирма Aerojet должна была построить 14 экспериментальных двигателей: шесть для наземных испытаний и восемь для лётных.
 
27 марта 2004 года прошли лётные испытания нового экспериментального образца ГЗЛА типа Х‑43А. Для сброса аппарата также использовался самолёт-носитель В‑52, а для разгона ГЗЛА была использована ракета типа Pegasus («Пегас»). Старт производился на высоте 12 км. Отделение аппарата от ускорителя «Пегас» произошло на высоте 29 км, затем включился прямоточный воздушно-реактивный двигатель, работавший 10 секунд.
 
При скоростном планировании со снижением удалось достичь скорости в 7 М, то есть 8350 км/час. По другим данным, скорость Х‑43А составила 11 265 км/ч (или 9,8 М) на высоте полёта 33,5 км. По экспертным оценкам, более реалистична меньшая скорость полёта. Результаты этого эксперимента были положены в основу создания нового ГЗЛА типа Х‑51А. 
 
Консорциум трёх организаций – исследовательской лаборатории ВВС США AFRL (Air Force Research Laboratory) и компаний Boeing и Pratt & Whitney – разработал программу создания и лётных испытаний такого гиперзвукового летательного аппарата.
 
Разработка ГЗЛА была ориентирована на создание перспективного прямоточного воздушно-реактивного двигателя конструкции типа «волнолёт» (WaveRider). Корпорации Boeing и Pratt & Whitney завершили к 2009 году наземную отработку двигателя, в том числе и его топливной системы. Лаборатория ВВС AFRL выделила на испытания 250 млн долларов. Эти средства были предназначены для выполнения четырёх испытательных полётов, которые должны были состояться в конце октября – начале ноября 2009 года. 
 
Корпорация Boeing построила четыре прототипа (экспериментальных образца) ГЗЛА. Согласно проекту гиперзвуковой аппарат типа Х‑51А должен развивать скорость до 7 М.
 
После цикла лётных испытаний должно быть принято решение о дальнейшем финансировании проекта или его прекращении. Сам Boeing высказывал намерение построить ещё два образца для дополнительных лётных тестов. Все экспериментальные образцы ГЗЛА были одноразовые. При этом, по официальным заявлениям, Х‑51А не являлся образцом вооружения, а служит только для моделирования и отработки новых технологий. Уже на основе полученных результатов Департамент обороны должен был заказывать разработку новых образцов гиперзвукового ракетного вооружения для армии США. Корпорация Boeing также намерена продолжить работу над Х‑51А в инициативном порядке с целью создания на её основе перспективной ГЗКР типа X‑51A+.
 
По мнению разработчиков, эта перспективная гиперзвуковая ракета (X‑51A+) получит способность резко менять направление полёта, самостоятельно находить цель, идентифицировать её и уничтожать в условиях активного радиоэлектронного противодействия. Соответствующие бортовые системы управления ГЗЛА уже создаются при финансировании ВВС США.
 
Испытания на начальном этапе проводились в статическом режиме с подвешиванием макета экспериментального гиперзвукового аппарата Х‑51А под бомбардировщик B‑52H, с которого будет производиться пуск, для проверки совместимости электронных систем самолёта и ГЗЛА.
 
В воздух Boeing X‑51A впервые поднялся в декабре 2009 года в качестве подвесного груза под крылом бомбардировщика B‑52 (см. рисунок 2). В ходе экспериментального полёта проводилось исследование влияния подвешенной ракеты на управляемость самолёта, а также взаимодействие электронных систем X‑51A и B‑52. Полёт длился около 1,4 часа.
 
Boeing Х-51А перед сбросом
Boeing Х-51А перед сбросом
 
В экспериментальном гиперзвуковом летательном аппарате типа Boeing Х‑51А используется разгонная ступень оперативно-тактической ракеты ATACMS. Применение твёрдотопливного ускорителя данной конструкции предполагает следующую типовую схему применения ГЗЛА. После сброса гиперзвукового аппарата на высоте около 10 км с борта В‑52Н включается первая ступень ГЗЛА (первая ступень ОТР ATACMS) и происходит разгон аппарата до 4–5 М с набором высоты в диапазоне 20–30 км. Далее происходит её отделение и включается вторая ступень типа «волнолёт» на основе ПВРД новой разработки и ускоряет аппарат до 7–8 М с последующим склонением ГЗЛА на атакуемый наземный объект.
 
Проведённый анализ результатов разработки и испытаний гиперзвукового летательного аппарата типа Boeing Х-51А позволяет сделать следующие выводы:
 
1. Полученные к настоящему времени фактические результаты по достижению гиперзвуковой скорости (5 М) и анализ требований по скорости к перспективным образцам ГЗЛА (7 М) показывают, что предельной скоростью перспективного гиперзвукового летательного аппарата с ПВРД является скорость около 6-7 М. Достижение больших скоростей (до 10 М) в ближне- и среднесрочной перспективе представляется сложнореализуемым ввиду предела энергетических возможностей реактивного топлива серии JP и ограничений по термостойкости существующих (серийных) конструкционных материалов для длительного полёта ГЗЛА.
 
2. Пристеночное плазмообразование, возникающее при достижении летательным аппаратом скорости 9,5-10 М, вызывает перебои в работе бортовых радиосредств системы наведения ГЗЛА и также ограничивает наведение летательных аппаратов на таких скоростях.
 
3. Массогабаритные размеры экспериментального образца ГЗЛА в настоящее время определяются необходимым запасом реактивного топлива и габаритами прямоточного воздушно-реактивного двигателя и составляют по длине около 4,5 метра, диаметр описанной окружности около 0,5 метра. В перспективе при дополнительном размещении в составе боевого образца ГЗЛА типового ядерного заряда США (ориентировочная длина – 1,1 метра, диаметр – 0,3 метра) длина аппарата (планера) может быть увеличена ориентировочно до 5–6 метров. При неядерном (фугасном) боевом оснащении массогабаритные размеры такой ГЗКР будут ещё больше.
 
4. Применение в конструкции аппарата лобовых сегментных воздухозаборников, аэродинамических рулей и общей аэродинамической схемы типа «волнолёт» вызывает значительное увеличение его эффективной поверхности рассеяния (ЭПР) относительно базовых величин ЭПР конусообразных тел вращения аналогичных размеров (типа ГЧ БРСД).
 
5. В итоге перспективный ГЗЛА будет обладать значительными массогабаритными размерами и отражательно-излучательными характеристиками в тепловом и радиолокационном диапазоне при относительно небольшой средней скорости (не выше 6 М).
Первый самостоятельный испытательный полёт X‑51A состоялся 26 мая 2010 года. Бомбардировщик B‑52 Stratofortress с аппаратом X‑51A на высоте 15 тыс. метров над Тихим океаном сбросил подвешенную под крыло ракету. После этого разгонная ступень (твёрдотопливный ракетный ускоритель) вывела аппарат на высоту в 19,8 тыс. метров и разогнала её до 4,8 М. Максимальная скорость в 5 М была достигнута аппаратом на высоте около 21,3 тыс. метров.
 
После разгона ГЗЛА включился гиперзвуковой прямоточный воздушно-реактивный двигатель производства Pratt & Whitney Rocketdyne. В качестве инициирующего жидкого ракетного топлива использовался этилен. После этого двигатель перешёл на топливо типа JP‑7 (Jet Propellant 7 – стандарт ракетного топлива MIL-T‑38219) – смесевое реактивное топливо на основе углеводородов, включая нафталин, с добавлением смазочных фторуглеродов и окислителя.
 
Но на 110‑й секунде полёта ГЗЛА произошёл сбой. Затем работа двигателя восстановилась, полёт продолжился, пока на 143‑й секунде полёта не случился окончательный отказ. Связь прервалась на три секунды, и операторы передали команду на самоуничтожение. Скорость в 6 М набрать не удалось. Впрочем, для первого полёта ГЗЛА ставилась задача набрать скорость только в 4,5–5 М.
 
Разделение ГЗЛА типа Х-51А (эскиз)
Разделение ГЗЛА типа Х-51А (эскиз)
 
Планировалось, что полёт продлится 250 секунд. Была израсходована половина топлива, а причиной сбоя работы двигателя признали плохое уплотнение топливной системы. В целом испытания сочли вполне удавшимися, а результат лётного испытания был признан успешным. По мнению специалистов, аппарат выполнил 90% поставленных задач. В ходе полёта выяснилось, что аппарат не способен разгоняться так быстро, как ожидалось, и нагревается гораздо больше, чем рассчитывали. Также происходили перебои со связью и передачей телеметрии.
 
В целом, по заключению исследовательской лаборатории ВВС США, первый полёт ГЗЛА типа X‑51A был оценён как успешный. Время полёта на данном этапе экспериментальной отработки было достаточным. Ведь предыдущий рекорд длительности полёта на гиперзвуковой скорости составлял всего 12 секунд.
 
Во время вторых испытаний Х‑51А 13 июня 2011 года отказ двигателя повторился. Но в этот раз перезапустить его не удалось, и аппарат упал в акваторию Тихого океана возле побережья Калифорнии. И это уже было расценено как серьёзная задержка в создании действующего образца. По заключению аварийной комиссии, причиной аварии ГЗЛА был отказ в прямоточном воздушно-реактивном двигателе.
 
1 мая 2013 года был проведён четвёртый запуск ГЗЛА (см. рисунок 4), в результате лётного испытания была достигнута скорость в 5,1 М, полёт продолжался около шести минут, из них три с половиной минуты работал прямоточный воздушно-реактивный двигатель. Ускоритель обеспечил набор скорости до 4,8 М, ПВРД – до 5,1 М, на топливе типа JP‑7.
 
Подготовка к четвертому эксперименту
Подготовка к четвёртому эксперименту
 
Решение о дальнейшей разработке боевого образца ГЗКР на базе ГЗЛА Boeing Х‑51А в настоящее время не принято.
 
В целом, с учётом указанных проблем, создание боевого образца ГЗКР на базе экспериментального гиперзвукового летательного аппарата Boeing Х‑51 А представляется маловероятным. 
 
Гиперзвуковой летательный аппарат Boeing Х‑37
 
В настоящее время в США также продолжается создание технологического задела, необходимого для разработки одноступенчатых воздушно-космических самолётов (ВКС). Основу его составляют результаты, полученные в ходе выполнения программы NASP.
 
На данном этапе понимания возможностей ВКС, его задач и условий применения воздушно-космическим самолётом называется летательный аппарат самолётной схемы, который способен самостоятельно осуществлять взлёт с обычных аэродромов, выход на низкую околоземную орбиту и длительный орбитальный полёт, аэродинамическое маневрирование в атмосфере Земли с целью изменения параметров орбиты, сход с орбиты и посадку на заданный аэродром. 
 
Однако на данный момент конкретный вариант полномасштабного ВКС, то есть летательного аппарата, полностью отвечающего требованиям Департамента обороны США к боевым летательным аппаратам такого типа, отсутствует. Ожидаемый облик ВКС, его основные ТТХ и возможные способы боевого применения были оценены исходя из общей целевой направленности задач, возлагаемых на космическое вооружение, и основных требований, предъявляемых американскими военными специалистами к ВКС.
 
Появление базового экспериментального образца-демонстратора ВКС ожидалось не ранее 2014–2015 года. В настоящее время в США действительно создан прототип такого воздушно-космического самолёта – экспериментальный гиперзвуковой летательный аппарат Boeing X‑37.
 
Гиперзвуковой летательный аппарат Boeing X‑37 (см. рисунок 5) – экспериментальный орбитальный самолёт, создан для отработки перспективных промышленных технологий запуска на орбиту и спуска в атмосферу. По мнению экспертов, Boeing X‑37 (беспилотный космический корабль многоразового использования) является увеличенной на 120% производной от ГЗЛА типа Boeing X‑40A.
 
Гиперзвуковой летательный аппарат типаBoeing Х-37
Гиперзвуковой летательный аппарат типаBoeing Х-37
 
В настоящее время при проведении инженерных расчётов принимаются следующие тактико-технические характеристики этого ГЗЛА:
Длина: 8,9 м
Размах крыла: 4,5 м
Высота: 2,9 м
Взлётная масса: 4 989 кг
Ракетный двигатель «Рокетдайн» AR-2/3
Масса полезного груза: 900 кг
Грузовой отсек: 2,1×1,2 м
Самолёт предназначен для функционирования на высотах от 200 до 750 км, способен быстро менять орбиты, маневрировать, может выполнять различные разведывательные задачи, доставлять небольшие грузы в космос (и возвращать их).
 
Работы по созданию летательного аппарата типа X‑37 велись в США ещё с 1950‑х годов. Программа создания X‑37B была начата в 1999 году NASA совместно с корпорацией Boeing. Стоимость разработки экспериментального космолёта составила около 173 млн долларов.
 
Первый тестовый полёт – испытание планера ГЗЛА путём сбрасывания – был совершён 7 апреля 2006 года. Первый космический полёт состоялся 22 апреля 2010 года в 19:52 по местному времени. Для запуска использовалась ракета-носитель «Атлас‑5», место запуска – стартовая площадка SLC‑41 авиабазы «Мыс Канаверал». Пуск прошёл успешно. В ходе полёта были испытаны навигационные системы, управление, теплозащитная оболочка и система автономной работы аппарата.
 
3 декабря 2010 года воздушно-космический самолёт Х‑37В вернулся на Землю, орбитальный самолёт провёл в космосе 225 дней. Посадка, как и полёт, проводилась в автоматическом режиме и была осуществлена в 09:16 UTC на взлётно-посадочную полосу базы ВВС США «Ванденберг», расположенную северо-западнее Лос-Анджелеса (штат Калифорния).
 
В ходе пребывания на орбите X‑37B получил около семи повреждений обшивки в результате столкновения с космическим мусором. Во время посадки также лопнуло колесо шасси. Отлетевшие фрагменты резины нанесли незначительные повреждения нижней части фюзеляжа аппарата. Несмотря на то, что покрышка шасси лопнула при касании посадочной полосы, аппарат не отклонился от курса и продолжил торможение, держась ровно середины посадочной полосы.
 
ВВС США совместно с концерном Boeing занялись подготовкой второго аппарата X‑37B к выводу в космос. Следующий запуск Х‑37 В‑2 (OTV‑2) был запланирован на 4 марта 2011 года. Время старта, программа полёта и стоимость проекта были засекречены. Испытания аппарата были проведены на более широкой орбите при усложнённых условиях схода с неё и захода на посадку. Программа OTV‑2 была расширена по сравнению с OTV‑1.
 
5 марта 2011 года аппарат был выведен на орбиту ракетой-носителем «Атлас‑5», стартовавшей с мыса Канаверал. С помощью второго аппарата X‑37B будут отрабатываться сенсорные приборы и системы спутников. 16 июня 2012 года летательный аппарат приземлился на базе американских военно-воздушных сил «Ванденберг» в штате Калифорния, проведя 468 дней и 13 часов на орбите, облетев вокруг Земли более семи тысяч раз.
 
Очередной беспилотный космический аппарат X‑37B был запущен с помощью ракеты-носителя «Атлас‑5» с космодрома на мысе Канаверал 11 декабря 2012 года. Как и ранее, никаких подробностей о задачах миссии официально не было сообщено.
 
Цели, для которых ВВС США собирается использовать орбитальный самолёт, в настоящее время не разглашаются. Согласно официальной версии, основной его функцией станет доставка на орбиту специальных грузов. По другим версиям, ГЗЛА Boeing X‑37 будет применяться и в разведывательных целях. Наиболее правдоподобным предназначением этого аппарата является отработка технологий для будущего космического перехватчика, позволяющего инспектировать чужие космические объекты и, если нужно, выводить их из строя кинетическим воздействием. Такое предназначение аппарата полностью соответствует документу «Национальная космическая политика США» 2006 года, провозглашающему право США частично распространить национальный суверенитет на космическое пространство.
 
Представительство ВВС США официально заявило, что X‑37B рассчитан на максимальное нахождение в космосе в течение 270 дней, хотя второй космический полёт продлился 468 дней и 13 часов на орбите.
 
Аппарат оборудован панелями солнечных батарей и литий-ионными бортовыми аккумуляторами. Приведённые значения аэродинамического качества и запаса характеристической скорости позволяют изменить наклонение начальной орбиты на величину 25–300. При этом, по ряду экспертных оценок, возможно снижение ВКС в атмосфере до высоты 50–60 км.
 
Полёт ВКС в плотных слоях атмосферы характеризуется неблагоприятными условиями для работы бортовых систем разведки, прицеливания, связи из-за высоких скоростных напоров, тепловых нагрузок и плазмообразования.
 
Средние значения ЭПР такого воздушно-космического самолёта в диапазоне длин волн λ=3–10 см, ракурсе наблюдения 90±45° (борт) и по уровню вероятности 0,5 составляют около 5–10–20 м2 (в зоне плазмообразования могут достигать до 50–100 м2). Интенсивное плазмообразование при входе ВКС в плотные слои атмосферы прогнозируется в диапазоне высот 70–50 км с дальнейшим затуханием к плотным слоям атмосферы. Поэтому, исходя из нынешнего понимания возможностей ВКС, предполагается, что орбитальный полёт будет основным режимом полёта ВКС при выполнении боевых задач. В меньшей степени боевое применение ВКС возможно и на участке схода с орбиты до входа в плотные слои атмосферы (Н=90–120 км).
 
В целом на ВКС может возлагаться решение транспортных задач в интересах обеспечения орбитальной группировки США, ведение разведки из космоса и проведение инспекции орбитальных объектов.
 
Нанесение высокоточных ударов из космоса (с орбит около 200 км) по наземным целям представляется маловероятным (стоит вспомнить, сколько прогнозов о возможностях боевого применения многоразового космического корабля «Шаттл» было сделано в 1980‑е годы!). Тем более, что подобных испытаний Х‑37 с воздействием по наземным целям с орбиты за прошедший период зарегистрировано не было. 
 
Необходимо отметить, что такие испытания будут расцениваться как нарушение Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела от 10 октября 1967 года. В соответствии со статьёй IV этого Договора «государства – участники Договора – обязуются не выводить на орбиту вокруг Земли любые объекты с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения…».
 
В целом проведённый анализ показал, что гиперзвуковой летательный аппарат типа Boeing Х‑37 предназначен для выполнения специальных (разведывательных и транспортных) задач в космосе и обладает ограниченными возможностями боевого применения.
 
Планирующая головная часть Falcon HTV‑2
 
Ранее в США также осуществлялся ряд поисковых работ в области создания стратегических неядерных баллистических ракет (разработка МБР «Минитмен‑2» с неядерной боевой частью) в рамках проекта HAWD (Hypersonic Aerodynamic Weapon Definition).
 
Концепция была основана на результатах работ по созданию маневрирующей боеголовки AMaRV (Advanced Maneuvering Reentry Vehicle), которая трижды испытывалась в первой половине 1980‑х годов. Очевидно, эти испытания прошли достаточно успешно, поскольку Национальный совет по научно-исследовательским разработкам США в 2008 году рекомендовал в своём докладе использовать боеголовку AMaRV в качестве прототипа для первой ракетно-планирующей системы.
 
В качестве одного из вариантов такой системы рассматривалась планирующая головная часть (ПГЧ) или планирующая боеголовка (ПБГ), разработка которой была проведена в США по программе HWT (Hypersonic Weapon Technology). Технический облик этого аппарата представлял собой планирующую боеголовку, сконструированную по схеме «интегрированное корпус-крыло», и был положен в основу дальнейших разработок.
 
Основой для разработки ПБГ послужил гиперзвуковой летательный аппарат «Буст-Глайд» (программа SBGV – Strategic Boost Glide Vehicle, разработка которой осуществлялась ВВС), обладающий способностью совершать после разгона длительный управляемый гиперзвуковой планирующий полёт в диапазоне высот от 60 до 30 км.
 
Вместе с тем неоднократно отмечалось, что планирующая БГ (при успешном решении задач обнаружения, сопровождения и наведения средств ПРО) становится более уязвимой целью даже по сравнению с другими боеголовками (типа ББ МБР, ГЧ БРСД). Во‑первых, из-за больших габаритов её уязвимая площадь и ЭПР в несколько раз выше, чем у других БЦ, во‑вторых, крылья на участке планирования в атмосфере становятся основными уязвимыми отсеками, так как их разрушение (даже при боеспособном снаряжении) делает невозможным нанесение запланированного удара по объекту (рисунок 6).
 
Планирующая головная часть (эскиз)
Планирующая головная часть (эскиз)
 
По экспертным оценкам, такие планирующие головные части способны эффективно преодолевать существующую систему воздушно-космической обороны России и обладают наилучшими лётно-техническими характеристиками среди всех перспективных ГЗЛА противника.
 
Наиболее перспективной разработкой ГЗЛА в настоящее время является проект гиперзвукового аппарата типа «Фалькон» (Falcon), создаваемого в рамках программы HTV Агентства перспективных исследований Департамента обороны США (ДАРПА).
 
Боевое применение этого ГЗЛА предусматривает вывод аппарата в космос на МБР (вне зоны контроля СПРН), разгон ГЗЛА до гиперзвуковой скорости и скрытное преодоление зон ПВО над территорией страны в режиме аэродинамического планирования.
 
Программы и перспективы создания таких ГЗЛА были хорошо освещены в 2013 году в книге «Серебряная пуля?» Джеймса М. Эктона – содиректора программы по ядерной политике фонда Карнеги за международный мир. Было отмечено, что применение гиперзвуковых летательных аппаратов типа Falcon HTV‑2 в перспективе может обеспечить скрытное преодоление зоны обнаружения как системы ПРН, так и системы ПВО и нанесение внезапного ядерного удара по высшим звеньям государственного и военного управления РФ.
 
Основной чертой таких гиперзвуковых летательных аппаратов, определяющей вероятность доставки боезарядов к объекту поражения, являются высокоскоростные, интенсивно меняющиеся по модулю и направлению манёвры. Такие особенности лётно-технических характеристик планирующих боеголовок обусловлены высоким аэродинамическим качеством и высокими гиперзвуковыми скоростями атаки цели (5<M<15), стабильностью аэродинамических и массогабаритных характеристик, обеспеченных использованием инновационных теплоэрозионностойких композиционных материалов.
 
Эти ГЗЛА объединили в себе те черты современного ракетного и авиационного вооружения, которые являются определяющими для эффективного преодоления современных эшелонированных систем ПВО‑ПРО. Из всех СВКН только баллистические ракеты, оснащённые ПБГ (ПГЧ) с высокими аэродинамическими характеристиками, обеспечивают практически глобальную зону поражения (доставки боезаряда) с гиперзвуковыми скоростями, сопоставимыми со скоростью МБР (БРПЛ).
 
При высоких гиперзвуковых скоростях и межконтинентальной дальности полёта ПБГ являются оружием высокоточной доставки неядерных боеприпасов и ядерных боезарядов малого и сверхмалого эквивалента, которые с использованием средств самонаведения и космических навигационных систем обеспечивают точность КВО=5–10 м.
 
Джеймсом М. Эктоном также было отмечено, что в настоящее время в этой области реализуется только одна программа – HTV‑2 и её финансирование сокращено до минимума.
 
Ранее был проведён ряд лётных испытаний таких ГЗЛА в рамках исследовательских программ ATV и HTV (рис. 7), которые подтвердили потенциальную возможность применения гиперзвуковых средств воздушно-космического нападения.
 
Гиперзвуковой летательный аппарат Falcon HTV-2
Гиперзвуковой летательный аппарат Falcon HTV-2
 
В процессе проведённых лётных испытаний ГЗЛА было отработано как прямое наведение планирующей головной части на атакуемый объект, так и возможные боковые манёвры аппарата относительно плоскости стрельбы. Лётные испытания проводились Агентством ДАРПА на Тихоокеанском полигоне ПРО имени Р. Рейгана. Пуск ГЗЛА проводился на испытательной баллистической трассе АБ «Ванденберг» (штат Калифорния) – боевое поле падения полигона ПРО (штат Гавайи). Продольное отклонение от расчётной траектории ГЗЛА с планированием составило около 1250 км.
 
Необходимо отметить, что применение для вывода таких ГЗЛА стратегических баллистических ракет даже из других позиционных районов (о. Диего-Гарсия) и районов патрулирования в море вызывает серьёзные опасения ввиду возможности срабатывания системы предупреждения о ракетном нападении РФ и угрозы нанесения ответного (ядерного) удара.
 
Вместе с тем то, что программой испытаний в настоящее руководит Агентство перспективных исследований ДАРПА, показывает, что испытания планирующей головной части также носят исследовательский характер и в ближне- и среднесрочной перспективе вероятность перевода этой программы в стадию опытно-конструкторской работы во многом зависит от результатов испытаний опытного образца – демонстратора технологий.
 
Прямой угрозы нет
 
Существующий уровень проработки всех приведённых образцов ГЗЛА – гиперзвуковой крылатой ракеты типа Boeing Х‑51А, воздушно-космического самолёта Boeing Х‑37, планирующей головной части Falcon HTV‑2 – явно недостаточен для перевода указанных научно-исследовательских программ в стадию ОКР.
 
Общее снижение темпов разработки указанных гиперзвуковых летательных аппаратов и отсутствие утверждённой концепции боевого применения ГЗЛА с неядерным оснащением также позволяет предположить, что на ближайшую перспективу в составе стратегических наступательных вооружений США основными средствами «быстрого глобального удара» останутся стратегические баллистические и крылатые ракеты.
 
Приведённый обзор проблем, выявленных при лётных испытаниях гиперзвуковых летательных аппаратов в США, показывает, что создание аналогичных образцов вооружения в РФ нецелесообразно. В этом случае мы повторяем печальный опыт создания аналога лазерного авиационного комплекса (ABL), который после ряда успешных лётных экспериментов в США был вначале переведён из образца вооружения в исследовательскую лабораторию, а потом и вовсе отправлен на «кладбище самолётов».
 
Первый полет Boeing X-48C
Первый полёт Boeing X-48C
 
 
 

 

ранее опубликовано

все статьи и новости